Наше оружие – это хлеб

Сегодня Наталье Портненковой за 90, но она называет себя «маленьким политиканом», способным вступить в спор о делах страны с любым оппонентом.

Она продолжает много читать, выписывает газеты и хорошо подкована по многим темам истории и современности. Наталья Николаевна – ветеран Великой Отечественной войны. Испытала все невзгоды того времени, но продолжила неунываючи жить дальше.

Родилась в деревне Петрики Витебской области Белоруссии. Едва успела окончить до начала войны семилетку и в 14-летнем возрасте оказалась на оккупированной немцами территории.

– Нас, подростков, сгребли и повезли в лагерь, – вспоминает она. – Там и пробыли года два, пока не освободила советская армия. Заставляли разгружать немецкие вагоны со снарядами, продовольствием. Работали для фрицев принудительно и ночью и днем. Воровали, конечно. Хлеб бросим куда-нибудь, а потом съедим – так и выжили. Кормили ли нас немцы, я не помню, а спали на горбыле без всякой постели. Отец сразу погиб на фронте, мама с младшими тоже оказалась в концлагере, уже в другом. Брату было 9 лет, сестре 7. Ее там и похоронили.

После освобождения из лагеря, базировавшегося в городе Граево, Наталья Николаевна поступила на службу на 468-й военно-полевой хлебозавод 220-й Оршанской стрелковой дивизии, прибавив себе пару лет. В составе 31-й армии вместе с хлебозаводом прошла всю Восточную Пруссию, снабжая солдат свежим хлебом.

– Я была тестомесом, – рассказывает Портненкова. – Работали по 12 часов, плюс 2 часа на посту, остальное время отдыхали. Жили уже неплохо. Муку привози-

ли в армию хорошую, в мешках по 25 килограммов. Я запросто их поднимала. После такой тяжелой работы на запястьях появились бугры. Хотела сделать после вой-ны операцию, но врач сказала, что все пройдет. Лет через 10 они действительно исчезли. Нет, мы нигде не стреляли, никого не убивали, самое серьезное наше оружие – это хлеб. Не было бы хлеба, солдаты бы не выжили.

Войну наша собеседница закончила в Чехословакии. Помнит, как праздновали Победу: бочка пива, которую выкатили солдатам, да приглашенный гармонист. Ехать было некуда: ни дома, ни села, ни родных… У девушки имелись только шинель, сапоги, пилотка и полевой мешок. На обратной дороге познакомилась с парнем-орчанином и, приехав в наш город, вышла замуж.

Мать удалось разыскать уже позже, брат тоже остался жив. Его потянуло на Родину, сейчасживет в Белоруссии. Сестре пишет письма. Звонить дорого, да и одно ухо не слышит – сказалась контузия.

– Война есть война, – говорит наша собеседница. – Никуда ее не денешь. Досыта не ели: шрапнель, квас и хлеб. Не знаю, как выжили… Самое хорошее – это когда вернулись. После часто принимала родных в гости. Я как липучка: все оставались у меня, ведь знала, что все живут плохо и бедно. Белоруссия-то была окончательно разрушена.

В Орске Портненкова окончила курсы бухгалтеров. Работала в торговле. На пенсию вышла с Орской швейной фабрики.

– Мы с мужем всегда жили скромно, ничего ни от кого не требовали, – подчеркивает она. – Я состарилась вместе с нашим домом и сейчас бы рада ухаживать за ним, но уже не могу. Люблю говорить о политике, хвалить нашего президента. Знаю, о чем говорю. Секрет моего долголетия простой: я очень добрый человек, люблю людям помогать, но, если обидять, спуску никому не дам. И еще я никогда ни у кого не занимала ни копейки – такое правило.

Наталья Николаевна воспитала двух дочерей и сына. У нее 4 внука и 9 правнуков.

Юлия Замятина,

корреспондент

Spread the love