Боеприпасы подавал под шквальным огнем

Николай Савельев прошел всю войну, много времени провел на передовой, дважды был ранен и чудом остался жив.

«Мне очень хочется, чтобы память о моем дедушке осталась в истории Орска». С такими словами в редакцию «ОГ» обратилась внучка фронтовика Ирина Вощинина.

На войну Николай Савельев уходил уже подготовленным. С 32-го по 35-й годы прошлого века успел отслужить в секретных пограничных войсках в Благовещенске. Вернулся домой, поработал по найму. Жизнь закрутилась: семья, дети, перспективы, но тут грянула война, нарушив все планы и перевернув все с ног на голову. 29 сентября 1941 года он был призван по мобилизации.

– Как указано в его книжке красноармейца, которая прошла с ним всю войну, дед попал в 1 106-й стрелковый полк, 25-й батальон, 4-ю роту, – рассказывает внучка.

По данным Центрального архива министерства обороны, Николай Лукьянович воевал на Калининском, Западном и Белорусском фронтах. Дважды был ранен. Одно ранение получил в июле 1943-го под Смоленском, второе – в сентябре того же года. Осколочное ранение в ногу повредило кость, пулевое в правую руку навсегда изменило ее подвижность.

За смелость и мужество в боях Савельев был награжден орденом Славы III степени. Как отмечается в донесении командования, «он беспрерывно подавал боеприпасы в боевые порядки пехоты, невзирая подчас на сильный огонь со стороны противника… Выполняя приказ командира, во время наступательных боев подобрал на поле боя: винтовок – 117 штук, автоматов – 15 штук, станковых пулеметов – 4 штуки, 2 ружья ПТР».

Как рассказывает внучка, несмотря на контузию (а во время войны из-за постоянных взрывов Николай Лукьянович оглох), после окончания боевых действий он участвовал в восстановлении Кенигсберга. Серьезное повреждение правой руки не помешало ему работать слесарем, причем ударно. Поставленный план он выполнял на 170 %, за что получил медаль «За боевые заслуги».

Супруга ждала его с войны 5 лет и 2 месяца. В 1941-м, уже после ухода Николая на фронт, умер один из их сыновей. Как она это пережила, знал ли он тогда о потере, получал ли письма, будучи на фронте? Родственникам сегодня остается только гадать.

– Вернувшись домой, он пошел работать слесарем на никелькомбинат, – рассказывает Ирина Петровна. – Человек практически ничего не слышал, правая рука была перебита, а он работал, добросовестно трудился 19 лет, превозмогая себя. Лишь по прошествии этого времени получил инвалидность.

В фотоальбомах Вощининых снимки их героя занимают почетное место. Вот он совсем еще молодой, еще до призыва в армию… Вот чуть постарше, на отдыхе… Военных снимков на память, увы, не осталось. Но самое главное, что вернулся он живым, хоть и не совсем здоровым.

– Дедушка почти не делился своими воспоминаниями о войне, тогда говорить об этом было не принято, – говорит моя собеседница. – Многие служили, многие вернулись домой с орденами и медалями. У всех были боевые товарищи, которые погибли, сражаясь с врагом, оттого и было выжившим неловко геройствовать. Одно только помню: он говорил про страшные бои в самом начале войны, когда огромное количество людей сходилось в рукопашную. Было страшно, когда бойцы со злобой кидались друг на друга, стараясь выжить любой ценой…

Ирина Архипова,

внештатный корреспондент

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.