Как живется детям?

«Ма-а-ма!» Вечернюю тишину нарушил детский крик, который привлек внимание прохожих. На балконе второго этажа стояла малышка. Казалось, еще миг – и ребенок свесится через перила и упадет вниз. С ужасом глядя на такую картину, одна из случайных прохожих обратилась в полицию.

Подобных историй специалисты по делам несовершеннолетних знают немало. Вместе с сотрудниками отдела полиции № 1, начальником отделения по делам несовершеннолетних Анной Гикраминой и участковым уполномоченным Андреем Ратушняком мы отправляемся в рейд – посмотреть, в каких условиях находятся дети из семей, состоящих на учете.

Мама девочки, с которой произошел вышеописанный случай, после случившегося стала серьезнее относиться к своим обязанностям. Назвать семью неблагополучной язык не поворачивается. Женщина ведет нормальный образ жизни, работает, дома порядок. В тот вечер они с подругой, с которой вместе приехали из деревни строить новую жизнь, немного выпили, чтобы отметить важное событие. А когда алкоголь закончился, решили сбегать за спиртным. Дети уже спали (кроме 3-летней девочки в доме находился ребенок, которому не было и года). К счастью, в тот вечер все окончилось благополучно. И мамы, поставленные на учет, теперь знают, что за детьми, даже спящими, нужен глаз да глаз!

 

Совсем другая ситуация, похоже, складывается в доме на улице Комарова. Накануне от соседей поступил сигнал, что на съемной квартире проживает женщина с 3-летним ребенком, которая злоупотребляет спиртным, не занимается воспитанием. Застать мать дома нам не удается, как и жителей соседних квартир. Что ж, полицейские обязательно наведаются по этому адресу позже.

А пока едем на 240-й квартал. В квартире на улице Ялтинской проживает женщина, которая, будучи сиротой, росла в детском доме. Покинув его стены, она вскоре родила ребенка, а потом и второго. Сейчас, в свои 21, ей приходится непросто. Гражданский супруг, отец младшего сына, находится в местах лишения свободы, и юной матери приходится в одиночку решать все бытовые и финансовые вопросы.

Живет семья, судя по убранству квартиры, весьма скромно. Да и в холодильнике, как отмечают полицейские, практически всегда пусто. Так было и на этот раз.

В квартире, кроме молодой матери, находится какая-то девушка.

– Это моя двоюродная сестра, – объясняет хозяйка квартиры. – Пока планирую отправить детей к ней, а сама выйду на работу. Место уже нашла – в одном из ближайших магазинов.

– Мне кажется, лучше тебе пока определить детей в госучреждение, – дает совет Анна Валерьевна. – Встанешь на ноги, а потом будешь заниматься ими. В каких условиях сейчас будут находиться дети?

– В нормальных, – уверяет молодая мать. – В частном доме в районе вокзала, я дам вам адрес. Если условия не устроят, попрошу сестру, она с детьми будет сидеть в моей квартире.

Майор полиции берет адрес и обещает лично посетить дом родственников. Кроме того, она интересуется, прошел ли старший ребенок медкомиссию для поступления в детский сад – его уже пора туда устраивать.

– Пока не успели, – по-детски лепечет молодая мама

Она сама в душе совсем еще ребенок. Ей хочется отдохнуть, погулять с друзьями, что вполне нормально в таком возрасте. И маленькие дети делают ее жизнь невероятно сложной. Глядя на нее, невольно задумываешься: справится ли? Квартиру покидаем со смешанными чувствами.

 

По следующему адресу дверь открывает парнишка. Вежливый, тактичный. Уже привык, что полицейские приходят домой с визитом. Незваные гости, судя по выражению лица, не вызывают у него отрицательных эмоций. Совершенно обыкновенный подросток, никак не похожий на хулигана или дитя алкоголиков.

Как выясняем позже, несколько лет назад друзья втянули его в употребление травки. С нею парня и задержали. А так как за незаконный оборот наркотиков предусматривается довольно жесткое наказание, юношу отправили в воспитательную колонию, где он провел год.

Сейчас парень учится в техникуме и вынужден расплачиваться за свое прошлое, страдая от постоянного контроля. Но таковы правила.

– Когда тебе 18? – спрашивает начальник отделения по делам несовершеннолетних.

– Через 3 недели, – звучит в ответ.

– Снимем тебя с учета и больше не будем беспокоить. А ты всегда думай, что делаешь! – на прощание напутствует Анна Валерьевна.

 

-Далеко не во всех семьях, которые состоят у нас на учете, родители злоупотребляют алкоголем, – отмечает Анна Гикрамина. – Кто-то в погоне за средствами к существованию вынужден подолгу работать, чтобы дать детям все необходимое. Бывает, что родители, расставшись, пытаются устроить свою личную жизнь и не уделяют ребенку необходимого внимания. И он вроде живет в хороших условиях, но предоставлен сам себе. Любому родителю в наше непростое время иногда просто необходимо остановиться и посмотреть на своих детей, узнать, чем они занимаются, с кем дружат, чем дышат.

 

Наш разговор прерывает телефонный звонок. Участковому сообщают о пропаже 15-летней девочки, которая не пришла домой ночевать. Мать в панике, она никак не может выяснить, где находится ребенок.

На вопрос, с кем дочь общается, затрудняется ответить. Эмоции переполняют, но ничуть не помогают в поисках.

К процессу подключаются все подразделения. Пропажа ребенка – дело экстраординарное. Полицейские прорабатывают все контакты и связи: подключают школу, штудируют социальные сети. Забегая вперед, хочется отметить, что история эта завершилась вполне благополучно: девочка нашлась. Обидевшись на маму, она решила уйти из дома.

– Очень важно знать, с кем общаются дети, на каких сайтах они бывают, в какие группы входят, – напоминает Анна Валерьевна. – Сегодня много неформальных групп, которые провоцируют детей на само-
убийство. Проявляют активность террористы, вербуя молодых смертников. Есть группы, которые вовлекают несовершеннолетних в распространение наркотиков. В прошлом году у нас был случай, когда старшекласснице в соцсети предложили подзаработать. Начиналось все довольно безобидно: ее попросили разнести листовки совершенно некриминального содержания. Она это сделала, получила деньги. Потом предложили нанести на несколько домов трафаретную рекламу, за это заплатили значительно больше. А чуть позже предложили поработать курьером, забрать из указанного места пакет. Девушка, оказавшись на месте и увидев, что в нем лежат маленькие пакетики с номерками, поняла, что это наркотики, все бросила и убежала. Мама обратилась в полицию.

Объезжаем еще несколько адресов. У тех, кого застаем дома, дети под присмотром, родители трезвы, в квартирах относительно чисто. Хотя далеко не всегда в семьях, состоящих на учете, можно наблюдать такую картину.

– Длительное время у нас на контроле была одна очень нечистоплотная женщина, – делится Анна Валерьевна. – Дети неделями ходили немытыми, питались одними макаронами. Ребят пришлось изъять из семьи. В отношении мамы завели уголовное дело. Ей в итоге назначили штраф, а детей отправили в детский дом. Но недолго думая она забеременела и со дня на день должна родить двойню.

 

Когда разговор заходит о жестоком обращении с детьми, полицейские заявляют: такие факты в последнее время отмечаются редко. Вспоминают лишь случай, когда мать в пьяном угаре бросилась на дочь с ножом и даже чуть поцарапала ей руку. Женщину направили на принудительное лечение. Девочка осталась жить с папой и бабушкой. В последнее время все реже выявляются факты избиения детей, психологического давления. Куда чаще о детях просто забывают. Их не кормят и не поят, малыши предоставлены сами себе. Понятно, что многие предпочитают не связываться с асоциальными соседями, и все же полицейские призывают пожалеть ребятишек, которые оказались в беде, и рассказать об их нелегкой доле специалистам служб, работающих с детьми.

Кстати, рейды по семьям с несовершеннолетними детьми, состоящим на учете, сотрудники полиции проводят еженедельно. Как правило, к ним присоединяются и специалисты других органов системы профилактики.

 

Людмила Светушкова,

выпускающий редактор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.