Жизнь после «Танцев»

Многие наши земляки отправляются покорять столицу. В прошлом году юная орчанка попала в главный танцевальный проект на федеральном канале ТНТ. Девушка прошла отбор, достойно выступила и вышла в третий тур, после чего не получила поддержку наставников. Как складывается жизнь после телепроекта? Об этом и не только мы подробно поговорили с Айгулей Бузаевой.

 

– Прошел год с момента вашего участия в главном танцевальном телевизионном проекте страны. Что изменилось?

– Я окончила школу и поступила в Казанский государственный институт культуры на факультет хореографии. Пошла по профилю, все здорово, но с доброй грустью вспоминаю об участии в телешоу. Есть ощущение, что прошел проект – и жизнь стала какой-то обычной.

 

– Что вы подразумеваете под выражением «обычная жизнь»?

– Она не скучная, но в «Танцах на ТНТ» все было по-другому. Я попала в обстановку, где люди живут творчеством, с удовольствием выполняют свою работу. Где камеры, вспышки, зрители, потрясающая атмосфера… Словами не передать! После моего непопадания в третий тур и возвращения домой уклад жизни, конечно, сильно поменялся, став более размеренным. Не хватало того самого ритма, ярких красок, сильных эмоций. Однако я собралась с силами и взялась за учебу. Итог: учусь на хореографа.

 

– Как отреагировали казанские преподаватели на ваше участие в популярном телепроекте?

– Для них участие в телешоу не показатель. Главное – это способность студента успешно осваивать учебный курс, справляться с поставленными задачами.

 

– Для многих людей телешоу – это постановка с участием героев, попадающих туда либо по знакомству, либо еще как… Что вы думаете по этому поводу?

– У многих, действительно, есть предубеждение, что на экране ложь, зрителя обманывают. Однако хочу сказать: участвуя в «Танцах на ТНТ», убедилась, что никакого обмана нет. Попасть может любой, лишь бы было желание.

 

– В танцевальном шоу вы дошли до второго тура, где вместе с напарником исполнили номер в стиле Vogue. Что помешало пройти в третий?

– Нам дали хореографию, которую мы никогда не танцевали. Также, по всей видимости, подкачали в сценическом плане и не дожали в эмоциональном. Но главное – долго не получалось адаптироваться. С первых тренировочных дней мы с напарником не могли привыкнуть друг к другу, была некая напряженность. Об этом говорил наставник Егор Дружинин, когда озвучивал свое решение по поводу нашего номера: якобы нам требуется много времени для привыкания, а время – золото.

 

– Сложно ли было работать в команде Егора?

– Вовсе нет. Он очень интересный человек. Всегда говорит по делу. Словно психолог, умеет заглянуть в самую глубину души и понять, что не так. А главное – отвечает за свои слова. Данное качество я в нем больше всего ценила как в наставнике.

 

– На подготовку концертного номера участникам дается 7 дней. Не считаете ли вы, что этого мало?

– Думаю, что даже много. Мы вставали в 8 утра и шли на мастер-классы, длившиеся около 10 часов, то есть до 6 вечера. После тренингов начинались концертные репетиции, на которые уходило 3, а то и 4 часа. Также в процессе всего нужно еще было попасть на примерку костюмов.

 

– Наверное, непросто выносить такие нагрузки?

– Я не привыкла к подобному. Для сравнения, в Орске по 3 раза в неделю посещала тренировки, а здесь, представьте, все 7 дней в режиме нон-стоп. Иногда даже не хватало времени на обед. Еще одна сложность – внимание со стороны зрителей. Никогда не знаешь, что о тебе скажут. А люди ведь не только хвалить, но и критиковать любят. В общем, всегда находишься под прицелом.

 

– Как участие в «Танцах на ТНТ» отразилось на личной жизни?

– После того, как прошла первый тур, возросло внимание ко мне в интернете. В социальных сетях люди начали добавляться в друзья тысячами. Но стоило не пройти в третий тур, как интерес поклонников начал падать, и позже иссяк.

 

– После того как вы выступили и настало время для вынесения окончательного решения, один из наставников Мигель сказал, что у него есть еще одно место в команде, и дал намек, как показалось, в вашу сторону, задав вопрос: «Айгуля, ты готова к участию?». Что это могло значить?

– Когда он таким загадочным образом выразился, у меня появилась надежда. Я думала, что он возьмет меня к себе в команду, однако все сложилось иначе. Уже сейчас я понимаю, зачем он мне задал подобный вопрос.

 

– Зачем же?

– Пожалуй, в каждом шоу должна быть интрига, вот и здесь она была. И зритель, и я надеялись на утешительный вердикт, но… Хэппи-энда не случилось. Мигель сказал, у меня все получится, только не в его команде.

 

– Вопрос неудобный, но все же… Как вы себя чувствовали после отказа всех трех наставников?

– Ужасно! Я ушла со сцены вся в слезах. Вроде было понимание, что и так молодец, поучаствовала в главном проекте страны, однако все это рушилось под гнетом неудачи. Было ощущение, будто меня признали бездарностью. Но оно быстро прошло, поскольку я сильная. К тому же за кулисами работали психологи.

 

– Собираетесь ли вы участвовать в «Танцах» дальше?

– Сложный вопрос. Хотелось бы, но страшно идти второй раз, поскольку мне кажется, что оценивать будут по-другому и ждать большего.

Владислав Логинов,

ведущий рубрики

Spread the love