Welcome to Орская газета   Click to listen highlighted text! Welcome to Орская газета

Актюбинский сценарий

Почему провалилась попытка повторить украинский Майдан в Казахстане?

В Актобе 5 июня 2016 года был совершен теракт: группа лиц захватила оружейный магазин, напала на воинскую часть. По оценкам экспертов, нападавшие являются приверженцами радикального религиозного течения – такфиритами. Погибли четыре мирных жителя, трое военных, ранены порядка полсотни человек. И это произошло не в Сирии и не в Турции, которые отделены от нас тысячами километров, а по соседству. Автомобильный пункт пропуска на Казахстан расположен всего в пяти километрах от Орска. От границы на нас повеяло тревогой. Не покидают чувства опасности за своих близких и родных, беззащитности перед фанатиками, экстремистами. И казахстанцы боятся новых нападений и терактов.

 

– Опасения остались, несмотря на то что наши власти быстро купировали террористов, – говорит Гульнара Умурзакова, жительница Актюбинской области. – В тот день в Актобе объявили красный (высший) уровень террористической угрозы, который предполагает полную мобилизацию и боевую готовность всех сил спецслужб. У нас в Хромтау ввели желтый уровень, но готовность служб остается самой высокой, поскольку наш город – шахтерский. Хром добывают глубоко под землей, породу взрывают, соответственно, на шахтах и складах комбината много взрывчатки. Страх, что террористы попытаются ее захватить, сохраняется. Полиция и охрана Донского ГОКа перешли на усиленное круглосуточное дежурство. Контртеррористический режим продлится до 15 июля. Понятно, что по истечении срока спецслужбы не расслабятся. Но террористы распространяют слухи, что после празднований, связанных с окончанием священного месяца Рамадан, они, как говорят, еще покажут свои истинные силы. Конечно, страх перед неизвестностью сохраняется, но я не верю, что в нашей стране и в нашем городе может начаться война.

 

Кто виноват?

Пожелания мирного неба над головой после украинских событий и ряда терактов за рубежом – Франция, Турция, США – перестали быть пустым звуком. Мнения политологов, которые ищут причины произошедшего, разошлись. Одни утверждают, что теракт стал спонтанным выплеском народного недовольства. Тогда вопрос «что делать?» можно было бы считать закрытым: 11 июня всех террористов, их сторонников и помощников арестовали. Другие не столь оптимистичны.

– Нападение на военную базу в Актобе – это четкий, срежиссированный план давления не столько на Казахстан, как на Россию, – комментирует депутат Государственной думы от Оренбуржья, председатель комитета по обороне ГД РФ Виктор Заварзин. – Казахстан – надежный союзник и партнер России на южных и восточных рубежах. Спокойствие в этой стране – спокойствие у нас, в том числе в Оренбургской области. Можно сказать – прежде всего в Оренбургской области. Безусловно, мы поддержим нашего союзника. Это нападение – результат озлобленности ряда наших внешнеполитических противников как ответ на успешные шаги России на мировой арене.

– Внезапными бывают только стихийные бедствия, в политических процессах никой внезапности быть не может, – уверен оренбургский политолог Булат Калмантаев. – Если мы замечаем, наблюдаем с удивлением только пик, некий результат политического процесса, то нужно говорить только о том, что сам процесс мы проморгали или посчитали его чем-то вроде насморка, который, если лечить, проходит за семь дней, без лечения – за неделю… Иными словами, политическая ситуация серьезным образом не изучалась, по-настоящему не отслеживалась. Ведь были же предвестники теракта – события 21 мая 2016 года, когда во многих городах братского Казахстана вспыхнули акции, связанные с так называемой земельной реформой. Сама земельная реформа явилась лишь поводом для экстремистских выходок. Но! В данном случае беспечность властей и возведение событий в ранг случайностей, мягко говоря, не совсем понятно. Террористическая атака на оружейный магазин и военную часть в Актобе – далеко не спонтанная акция, а демонстративная. Мне представляется, что это было очень похоже на выстрел крейсера «Аврора» в Петрограде в октябре 1917 года, который должны были подхватить жители республики. Но теневые и подлинные организаторы атаки не учли эмоциональное и социальное состояние народа. Они недооценили, не поняли тогда, да и сейчас не понимают, чем и как живут народы Казахстана и что выстрел не поднимет народные массы. И, конечно, этим выстрелом закулисные вдохновители и организаторы теракта вновь метили в Россию…

– Атакой 5 июня террористы хотели проверить реакцию населения Актюбинской области, и в частности молодежи, – поддерживает председатель Общественной организации «Национально-культурная автономия казахов Орска «АЛЕМ» Курмамбай Кумакбаев. – Работа по подрыву мира между Россией и Казахстаном велась давно, и возможно, не только американцами. Заинтересованы в том, чтобы захватить и привезти богатства в свою страну, та же Саудовская Аравия и Англия. Россия, Казахстан и Украина, богатые недрами, – лакомый для них кусок, поэтому наши страны им нужны слабыми, раздираемыми внутренними распрями. И они будут вкладывать деньги в развал мира между нами. Но, на мой взгляд, украинский сценарий в Казахстане не пройдет, и так быстро расправиться с нашим соседом, как расправились с Украиной, организовав Майдан, у них не получится. Да, казахстанские силовые структуры прозевали иностранных агентов, будем называть вещи своими именами. Но выводы сделали. В Казахстане крепкие родовые связи, адекватная сильная власть, растущая экономика и благоприятный инвестиционный климат, что само по себе сеет зерно стабильности. А благополучные и уверенные в завтрашнем дне люди не полезут на баррикады.

 

Что делать?

В казахстанской прессе много писали о том, что предупреждать население Актобе начали с большим опозданием. Пустили бегущую строку по местному каналу, которую далеко не все увидели. О введении красного уровня террористической опасности объявили ближе к 23 часам, между тем в самом Актобе люди выходили на улицы весь день, чтобы посмотреть, что случилось, тем самым подвергая свою жизнь опасности. У нас в России прописан алгоритм действий? Есть ли у нас силы, способные противодействовать терроризму? Какие уроки вынесла Россия из актюбинских событий? Эти вопросы мы задали генералу Заварзину как члену комитета Государственной думы по обороне.

– На самом деле мы эти уроки вынесли гораздо раньше, до нападения террористов на военную базу в Актюбинске, – ответил он. – Начатая программа перевооружения армии приводит к тому, что мы потихоньку возрождаем славу советского оружия, даже иногда идем дальше. Вот на полигоне в Домбаровском районе российские военные совсем недавно испытали сверхзвуковую ракету-глайдер. Если ее разработка увенчается успехом, американская ПРО утратит свое значение и резко снизит опасность для России. У нас постоянно проводятся учения всех видов войск, в том числе и спецназа, сформирована Росгвардия. Это неправильно – говорить об уроках актюбинских событий – они только эпизод большого противостояния, которое началось не сегодня. Наши войска сейчас готовы к отражению любого нападения. Я лично участвовал в принятии законов, которые усиливали боеспособность российской армии, флота, авиации. Россия только наращивает свое могущество, и мы активно работаем над этим. Казахстан сталкивается с таким нападением пусть и не впервые, но в целом ситуация до этого момента была спокойной, в чем-то убаюкивающей. Актобе выбран недаром – это пограничный город с Оренбургской областью, пограничный с городом Орском. Оренбург – это исконные военные и торговые ворота России в Азию, Орск стоит на границе. Мы готовы помочь и поддержать Казахстан при любой угрозе. Россия создала в этом регионе Организацию Договора о коллективной безопасности, куда входят Казахстан и другие страны Средней Азии. ОДКБ имеет в распоряжении коллективные силы быстрого реагирования, способные отразить масштабное военное нападение до прихода основных сил. Мы держим ситуацию под контролем. Я лично слежу за ней, в том числе и потому, что когда-то командовал миротворческими войсками в этом регионе.

 

Что имеем?

Эксперт по вопросам религии и права, руководитель ОФ «Центр «Акниет» Алибек Киманов в своем интервью одному из казахстанских изданий писал, что события являются закономерным итогом попустительства властей Казахстана в остром вопросе контроля религиозных сект. Он говорит о том, что еще два года назад информировал руководителей Актюбинского областного управления по делам религий о криминализации радикальных религиозных групп и предупреждал о сирийских настроениях в этих группах. В последние годы отдельные жители Актюбинской области переезжают в Сирию. Одним из катализаторов теракта Киманов считает призыв 22 мая 2016 года пресс-секретаря ДАИШ (запрещен в России) Абу Мухаммада аль-Аднани об организации терактов в государствах, власти которых препятствуют выезду своих граждан в Сирию.

Во время международного семинара «Противодействие ИГИЛ (запрещен в России): опора на традиции и новые молодежные инициативы» вице-губернатор Оренбургской области Дмитрии Кулагин раскрыл статистику, что по данным правоохранительных органов, без малого два десятка наших земляков уже находятся в Сирии и с оружием в руках отстаивают мнимые идеалы. В мае прошла информация, что в Домбаровском районе задержали пятерых вербовщиков в ИГИЛ, которые работали под прикрытием молельного дома. Аналогичная операция была проведена в марте в Гае. Собственно, звоночки-то у нас есть. Нам бы сделать выводы и понять: не окажемся ли мы в аналогичной актюбинцам ситуации? И что мы можем противопоставить идеологии ИГИЛ, которая активно насаждается, несмотря на запреты?

– С идеологией бесполезно бороться полицейскими и запретительными методами, – заявляет Виктор Заварзин. – Они, безусловно, нужны, но временно сдерживают проблему, не решая ее. В первую очередь нужно улучшать жизнь людей, особенно сельского населения. Часто в террористические организации попадают люди, доведенные до отчаяния, как, например, в Сирии. Там воюют во многих бандах не так много исламистов, как бывших крестьян из мусульманских регионов, которым платят по 200 долларов. Идеология ИГИЛ – это псевдоисламские идеи социального равенства. Никакого равенства там, конечно, нет. Это только приманка. Все заканчивается мерзкой гражданской войной в регионе, а на войне никогда равенства нет. Мы – страна религиозного и национального мира. Пока у нас есть наше общество, которое ценит мир – нам ничего не страшно. Бороться против вербовщиков ИГИЛ нужно просто: поддерживать толерантность, развивать внутреннюю экономику, укреплять обороноспособность, а главное – давать позитивный пример.

– Единство народа в основных ценностях, – говорит Булат Калмантаев. – Вот основное, но мирное оружие против всех, кто устремлен на новый передел планеты, считая, что для этого любые средства хороши. А начинают они с подрыва этого самого ценностного фундамента. К чему все это ведет, российский народ знает на собственном опыте – Октябрьский переворот 1917 года, братоубийственная Гражданская война, танки на улицах Москвы в августе 1991 года, грузовики с вооруженными боевиками на тех же улицах и штурм Останкино два года спустя, а в завершение – горящие этажи здания Верховного Совета РФ. Россия выбралась из хаоса. Далеко не всем это понравилось. Помнить – тоже одно из условий честной оценки событий как в стране, так вблизи и вдали ее границ.

Татьяна Петрова

Spread the love
Click to listen highlighted text!