Помогите Христа ради…

Пару недель назад на Комсомольской площади я увидела девушку, которая сидела в инвалидной коляске на пронизывающем ветру и просила милостыню. На вид ей было не больше 16. Ежась от холода, я подумала: «Бедненькая, наверное, не хватает средств на лекарства, иначе не стала бы в такую погоду просить подаяние».

Я бросила в коробочку деньги. Немного, всего 50 рублей. Видимо, помочь хотелось многим, потому как в коробке были в основном бумажные купюры. С легким сердцем я пошла дальше. После этого случая мне несколько раз доводилось видеть девушку. На Комсомольской возле одного из торговых центров, на Станиславского – в любую погоду она сидела на своем посту. И, конечно же, каждый раз, проходя мимо, я обязательно давала ей деньги.

Но несколько дней назад оказалась невольной свидетельницей следующей сцены. В обед, покинув редакцию через служебный выход, я увидела, как во двор въехало такси. Женщина, которая сидела на переднем сиденье, расплатилась с водителем, вышла, открыла заднюю дверь, вытащила инвалидную коляску. Затем из машины вышла девушка – та самая, которой я давала милостыню. Причем девушка сама сделал шаг из машины и села. Женщина повезла ее в сторону Комсомольской. Я находилась в легком замешательстве, но все-таки решила подойти и предложить им свою помощь.

– Здравствуйте. Я журналист «Орской газеты». Хочу предложить вам свою помощь. Могу написать о вас, организовать сбор средств.

Того, что произошло дольше, я совсем не ожидала.

– Ничего нам не нужно! – с яростью воскликнула женщина-сопровождающая. – Мы и без вас можем справиться. У нас все хорошо!

Они буквально убежали от меня. А я стояла посреди двора и думала: как можно отказаться от помощи, если твой ребенок действительно болеет? В этом случае нужно цепляться за любую соломинку, а не в ужасе убегать. А больна ли девочка? А нужна ли ей помощь?

Через пару дней после этого случая одна моя знакомая, которая живет на улице Добровольского, рассказала, что эту же девушку ежедневно, чаще по вечерам, привозят к торговому центру двое мужчин на дорогой иномарке. Высаживают и уезжают. А она так и собирает деньги с жалостливых горожан…

В городе можно встретить и других людей с протянутой рукой. Но нужна ли им помощь? Не мошенники ли это?

На ступеньках у бывшего магазина «Центральный» сидит мужчина весьма потасканного вида и просит милостыню. На шее у него табличка «Слепой». Увидев ее, горожане конечно же, подают. Но недавно я увидела, как в конце дня, будто после работы, этот «слепой» снял с себя табличку, убрал ее в пакет, сгреб мелочь в карман и растворился в толпе. И никакого намека на отсутствие зрения. Я со своими -2,5 куда хуже ориентируюсь на улице!

Или еще один «нищий»… Сидит возле рынка «Авангард». Причем находится он там с девяти и до пяти вечера – все время работы рынка. Одет вполне прилично, аккуратно. Как-то я даже увидела, как он достает телефон, который стоит не одну тысячу рублей. Но, несмотря на это, тоже просит милостыню. И ему дают. Как я узнала, он ветеран-афганец. Но почему же сидит на улице с коробкой, ведь у афганцев хорошая пенсия? Что это – очередной мошенник или человек, который реально нуждается? Хотя если бы нуждался, то, наверное, не купил бы дорогой телефон…

Да, нельзя всех стричь под одну гребенку. Знаю я одну бабушку, она тоже, бывает, сидит у магазинов и просит деньги. Но просит на продукты. Однажды я видела, что она покупает в магазине: пакет самого дешевого молока, пачку маргарина, хлеб и несколько булочек. Одета очень бедно – старенькое пальто или фуфайка, на ногах теплые сапоги. Причем неважно, какая погода на улице – она так одета и летом и зимой. Как-то я увидела ее в поликлинике, та пришла в процедурный кабинет на уколы. Когда бабуля сняла с себя верхнюю одежду и обувь, я была поражена: обычно те, кто сильно нуждается, одеты не очень аккуратно. Но эта бабушка, несмотря на то, что просит милостыню и иной раз ищет одежду себе в мусорном баке, была очень опрятной. Старенькая кофточка, кое-где зашитая, юбка и, что больше всего удивило, сильно застиранные розовые носки – уже все в катышках, но чистые.

Теперь каждый раз, когда вижу эту старушку, даю ей деньги. Пусть она себе купит хотя бы хлеба и молока, а я точно буду знать, что сегодня она не останется голодной. А вы, когда в следующий раз вы услышите: «Помогите Христа ради» и решите кому-то помочь материально, хорошо подумайте, кому даете деньги – действительно нуждающемуся человеку или тому, кто просто не хочет работать или сделал на милостыне бизнес.

Юлия Виноградова