Страшнее войны — неведение

Алексей Мышенков с детства многое знал о службе. Отец был из числа тех, кому довелось встретиться лицом к лицу с войной. Судьба сложилась так, что и Алексею пришлось воевать.

 

Призыва в армию он ждал охотно, как и многие юноши того времени. Визиты в военкомат, прохождение комиссии все больше приближали его к заветной цели – ощутить на себе военную жизнь.

10 мая 1985 года новобранец Алексей Мышенков был призван в воздушно-десантные войска и направлен в учебный центр Гайжюнай (поселок Рукла), где по распределению оказался в 301-м учебном гвардейском полку. Там 18-летний юноша получил воинскую специальность «Оператор-наводчик БМП-2». Армейская жизнь с головой захватила молодого орчанина, но один вопрос все же оставался неясным: будет ли его полк служить в Афганистане? Вскоре был получен положительный ответ.

– О том, что я попаду в Афганистан, отец узнал еще до моего призыва, – рассказывает ветеран МВД Алексей Мышенков. – Он ничего не говорил, видимо, надеялся, что этого не случится. Ему самому довелось воевать в 1968 году в Чехословакии. О том, что мы едем в Афганистан, мне стало известно по приезде в 6-ю учебную роту.

В 18 лет Алексей Мышенков сопровождал колонны с материальными ценностями по территории всей республики. В то время он был распределен в 317-й воздушно-десантный полк, в зенитную батарею, первый огневой взвод.

– Страшит не сама война, а отсутствие информации, – говорит Алексей Геннадьевич. –До 83-го года информации по Афганистану не было. В Орск приходили гробы, по подъездам, на кухнях обсуждали, что там идет война. Но правительство широкого освещения этих событий не делало. Только спустя годы начали говорить о том, что происходит в Афгане,  о льготах, которые получат те, кто там отслужил. Появились какие-то социальные стимулы. Понятно, что возвращались не все. Но у ребят сохранялась активная гражданская позиция, молодежь осознанно шла в армию.

Когда в 1987 году Алексею предложили остаться на сверхсрочную службу, он согласился. Занимался уже другим направлением – был в разведотделе штаба полка. За месяц до вывода войск, в январе 1989 года, был отправлен в Витебск, а 5 мая уволен в запас.

Еще до увольнения предстояло решить, чем он будет заниматься, вернувшись в Орске. Выбор пал на службу в милиции, и к своим обязанностям он приступил уже 15 мая 1989 года в должности постового отдельного роты ППС. Совмещая службу с учебой в институте, Алексей получил высшее юридическое образование, а в 1991 году его назначили на должность командира взвода первой роты ППС. Далее Алексея Мышенкова перевели в дежурную часть УВД Орска, а в отставку он уходил из управления по борьбе с организованной преступностью в звании капитана милиции.

Сергей Рассказов,

специальный корреспондент