Две войны оставили свой след

На парад Победы ветеран Великой Отечественной войны Петр Селезнев планирует пойти в составе Бессмертного полка с портретом брата.

Федор служил в воздушно-десантных войсках, участвовал в прорыве блокады Ленинграда. Был ранен, пропал без вести весной 1945-го, дойдя до Европы.

– Если б я не окончил десятилетку, тоже бы попал на фронт, – говорит Петр Яковлевич. – Но к 1944 году тех, кто имел за плечами 10 классов, старались отправить в училища. Добровольцем я пошел в летную школу. А пока шла подготовка, война завершилась.

Участвовать в боевых действиях ему все же пришлось – в 50-х, когда вооруженный конфликт вспыхнул в Корее. Тогда наши бойцы находились на полуострове секретно.

Петр Яковлевич служил старшим механиком по вооружению, готовил экипажи к вылету. Награжден медалью «За боевые заслуги». Сегодня «корейских» солдат приравняли к участникам Великой Отечественной.

Впрочем, обе войны оставили след в жизни Петра Селезнева.

Воспоминания уносят ветерана в детство, в далекие 30-е. Вот 6-летним пацаном он помогает отцу рубить дрова при хлебопекарне. Живут бедно, в поселении на станции Шафраново, несколько семей в одном бараке. Рядом санаторий, куда приезжают поправить здоровье люди со всей страны. Отец трудится ассенизатором. Но 100 рублей не хватает на то, чтобы прокормить большую семью. В меру сил приходится трудиться ребятишкам…

А вот ему уже 7. Увидев, что соседа отправляют в школу, он тоже решает пойти учиться. И хоть в школу берут лишь с восьми, он прибавляет себе год и оказывается за партой. В классе учится 57 ребят.

Год 1937-й. Репрессии не обходят стороной семью Селезневых. Отца уводят люди в форме…

– За что его задерживали, непонятно, – говорит Петр Яковлевич. – Но только вскоре отпустили. Думается мне, потому, что желающих занять его место не было, а чистить стоки в санатории было необходимо.

Известие о войне настигло еще юного Петра на рыбалке, куда он вместе с двумя братьями и несколькими соседскими пацанами убежал ночью тайком.

– Родители накануне купили нам фуражки. Это было целое событие. А так как ночью было холодно, мы развели костер – и Иван нечаянно прожег свою фуражку, – рассказывает ветеран. – Ну, думаем, всем достанется. Пока сидели, проголодались, и сосед побежал домой за хлебом. Вернулся быстро, грустный. Вой-

на, говорит, началась…

В 2 часа дня был митинг, на который собрались все жители. А через несколько дней в санаторий по железной дороге начали привозить первых раненых. Ближайшие к станции корпуса стали госпиталями.

Отца на фронт не взяли из-за инвалидности. Отправили строить заводы. А мне, школьнику, предложили поработать монтером радиосвязи. В войну с электричеством было плохо, его включали в 6 вечера на несколько часов, тогда шло и радиовещание. Но то и дело случались обрывы проводов, которые нужно было оперативно устранять.

С собой всегда были «когти», в которых лазал по столбам, а если не хватало кабеля, выпрашивал его у электриков. За работу давали 600 г хлеба. Это было хорошим подспорьем для семьи.

Летом 1942-го со школой выезжали в совхоз имени Мечникова. Косили зерно, но не комбайнами, а лобогрейками. Физически было трудно, многие отказывались от такой работы. Но за нее каждому давали по килограмму хлеба! Половину пайки мы с братом Федором съедали, а половину отправляли матери.

 

Ветеран вспоминает, как в 1943-м на фронт ушел Федор. А сам Петр в год окончания школы слег с плевритом. Болел так сильно, что отца из Орска на несколько дней отпустили домой – проститься с сыном. Однако сын вопреки прогнозам выжил. Весной с первого раза сдал все школьные предметы, кроме истории КПСС.

– Попа Гапона я записал в коммунисты, – смеется он сейчас.

А после была авиашкола. 9 мая 1945-го молодым летчикам предстояло впервые самостоятельно подняться в воздух, но вылет не состоялся – начальник летной школы сообщил радостную весть: война окончена! После закрытия школы начинающих летчиков отправили в Кривой Рог. Уже там во время медкомиссии Селезнева огорошили: к полетам не годен. Это в войну брали всех подряд, а в мирное время к показателям здоровья стали относиться строже. Так он стал механиком.

Направили в Балтийский военный округ, 5-ю военную дивизию. Со временем началось расформирование полков, а потом и дивизия стала уже 151-й дивизией ПВО. В июне 1950-го он оказался в составе группы, которую направили в Корею.

 

Петр Яковлевич рассказывает о том, как в воздушных боях встречались реактивные истребители МиГ-15 и F-80. За штурвалами корейских МиГов сидели наши, советские летчики, в основном асы Великой Отечественной. Целью была противовоздушная оборона стратегических объектов, находящихся на территории КНДР.

Вернувшись из армии, Петр Селезнев пришел работать на ЮУМЗ, там трудился долгие годы до выхода на пенсию. До сих пор он бережно хранит свою армейскую гимнастерку, которая напоминает о боевом прошлом. Но и день Победы для него, как и для большинства наших сограждан, праздник особый.

Людмила Светушкова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.