На БАМе работал Эос из Орска

Стройотрядовское движение в России переживает второе рождение. С распадом СССР на время приостановили свою славную летопись молодежные отряды, работавшие на крупных стройках по всей стране. В том числе и на БАМе.

БАМ была всесоюзной ударной комсомольской стройкой, куда в начале 80-х годов прошлого столетия совершили несколько выездов студенты Орского педагогического института. За тысячи километров от Оренбуржья кто-то ехал за туманом, кто-то – за запахом тайги, а кто-то – за деньгами. В летний трудовой семестр студенты не прочь были пополнить худой кошелек.

Впервые орчан позвали на БАМ в 1981 году, а затем еще несколько лет подряд студенты ОГПИ трудились в летний период далеко за пределами родного края. Стройотряд «Эос» оставил о себе добрую память на центральном и северном участках БАМа. Работали студенты Орска на трассе Беркакит – Чульман и в районе якутского поселка Усть-Нюкжа. Прокладывали многокилометровый участок железнодорожного полотна, трудились на подготовке к пуску крупных железнодорожных мостов через реку Нюкжу.

В 1981 году на БАМ отправились 50 студентов ОГПИ, я оказался в их числе. Жили в тайге, в нескольких километрах от поселка. Первыми прибыли на место дислокации «застрельщики», которым предстояло подготовить на площадке студенческий лагерь. Первые ночи ребята проводили у костра, питались собранными в тайге грибами и ягодами да жареной картошкой с хлебом. Жарили оленьи грибы, которые местные жители не употребляли в пищу.Тайга встретила нас дневным жаром, ночными похолоданиями и проливными дождями. А главное – досаждали комары и гнус; эта камарилья буквально атаковала орчан. Да, было больно, натирались мазями, но уже спустя неделю студенты смело раздевались до пояса, рубя деревья в самых густых местах тайги, при этом не испытывая большого дискомфорта от атак таежных варваров. Видимо, стороны договорились о перемирии.

На «железку» «Эос» вышел в середине июля. За полтора месяца требовалось вручную собрать около десяти километров железнодорожной ветки. Трудились стройотрядовцы по 14-15 часов, практически без выходных. Шпалы таскали на себе, как и рельсы, выгруженные вдоль насыпи. Самыми востребованными были отбойный молоток, лом и кувалда.

Парни стремились всю тяжелую работу брать на себя, ограждая девчонок от этого, но те оказались упертыми, трудились рядом, закрывали кухню. «Эос» справился со своей задачей – многокилометровое полотно было принято госкомиссией.

В последующие два года стройотрядовцы уже работали на бетонировании конусов мостов. Так, в Нерюнгринском районе, неподалеку от поселка Усть-Нюкжа, в 1983 году чисто мужской отряд, состоявший из 25 юношей, залил 450 кубометров бетона с сопутствующими работами.

Карабкались с ведрами сваренного бетона на немалую высоту. Случалось, что кто-то не дотаскивал тяжеленную ношу, но всегда ему на помощь приходили товарищи. На изготовление опалубки отправляли тех, кто «наелся» на конусе или чувствовал наплыв сильной усталости.

В одну из холодных и дождливых ночей нас подняли по тревоге. На трассе с рельсов сошел паровоз, предстояло его вручную поставить на ноги. Дождь хлестал, как из ведра, вкалывали рука об руку со студентами из Самары – расшивали шпалы на полотне (через одну). Требовалось соорудить шпальный настил под тележки паровоза, затем подкладывали чугунные лягушки – машинисты рывком пытались поставить паровоз на рельсы. Около семи попыток закончились вхолостую, приходилось все сооружать по-новому, менять настил. И только к рассвету его подняли «с колен»…

Иногда в лагерь «Эоса» заходили олени, которые удивлялись людям не меньше, чем студенты – хозяевам тайги. Слышали несколько раз и медвежий рев.

В 1981 году впервые стали свидетелями полного солнечного затмения. Такое сложно забыть, когда при 30-градусной жаре в полдень вдруг темнеют вершины соседних сопок, а на тебя накатывает неизвестно откуда появившийся холод. Яркий диск Солнца начинает на глазах закрываться, словно дьявол прибирает огненный шар своей цапучей черной рукой. В самый пик затмения испытываешь настоящий страх. Некоторые из девчонок визжали то ли от страха, то ли от восторга. Настоящий сценарий апокалипсиса в тайге.

С тех пор прошло много лет. У бамовцев уже выросли дети, подрастают внуки, которым бывшие стройотрядовцы  наверняка рассказывают о своих походах в тайгу. Недалеко от поселка Усть-Нюкжа сохранилась выложенная из крупных камней надпись: «Здесь работал «Эос» из Орска».

Константин Мусафиров

На БАМе работал Эос из Орска: 2 комментария

  • 13.04.2017 в 16:53
    Permalink

    Интересная статья

  • 14.04.2017 в 10:29
    Permalink

    Какие знакомые лица!!!

Комментарии запрещены.