Пуля — дура. Как в Новотроицке киллера задерживали

Двадцать лет назад громкое задержание в Новотроицке потрясло не только оренбуржцев, но и всех россиян. Средь бела дня преступник, убив двух милиционеров, захватил заложников и угрожал «пустить кровушку» всем, кто попытается освободить пожилого человека и ребенка. О происшествии в Восточном Оренбуржье сообщили по центральным каналам страны. По сути, это был первый в области захват заложников в лихие 90-е годы.

42-летний новотройчанин Михаил Ломанченков давно находился в поле зрения милиции, подозревался в угоне автотранспорта. За подобное преступление ранее был судим. В розыске Михаил официально не числился, так как причастность его к кражам не была доказана. За несколько месяцев до трагических событий Ломанченков скрылся от сотрудников милиции через окно по карнизу, а когда в новотроицком УВД узнали, что подозреваемый проживает в квартире своей бывшей жены, то направили туда наряд милиции.

На стук в дверь женский голос ответил, что Ломанченкова дома нет. По рации был вызван на место капитан Виталий Жуков. Привели из школы дочь Ломанченкова. У девочки поинтересовались, имеется ли у отца оружие. Она ответила: нет. Тогда, оставив дочь у подъезда, который был виден из окон квартиры, опергруппа в составе Виталия Жукова, Виктора Логинова и Инчина поднялась на третий этаж.

Вдруг дверь квартиры резко открылась и раздались выстрелы. Жуков был ранен и упал на руки Андрею Инчину. Логинов успел выхватить пистолет, но не успел выстрелить – был ранен преступником. Инчин, пытаясь спасти Жукова, отнес его вниз. В это время раненый Логинов поднялся на четвертый этаж, Ломанченков догнал его и хладнокровно расстрелял в упор. Преступник оказался на лестнице. Кто-то из жильцов сообщил в милицию о стрельбе и раненых. По адресу: улица Советская, 38, выехала бригада с автоматами и в бронежилетах. В это время любопытство проявил один из жильцов подъезда с третьего этажа. Старик вышел посмотреть, в чем дело. Ломанченков воспользовался ситуацией, затолкал его в квартиру и закрыл за собой дверь. Из этой квартиры он затем обстрелял прибывших на место милиционеров. Божгулова ранило в голову осколком, Кукунина – в ногу, а Шевченко – касательно. Ломанченков стал кричать, что у него в квартире заложники.

Район был оцеплен, окружен дом, остановлено движение транспорта по улице Советской. Прибыло и подкрепление из горотдела милиции. Двенадцать часов на лестнице простояли в напряжении автоматчики, держа под прицелом квартиру № 16. Преступник реагировал на каждый шорох. Начались переговоры: сначала через дверь, потом по телефону. В магазине «Поиск», расположенном в доме, был организован штаб. Оттуда с преступником вели телефонные переговоры его родственники, друзья, психолог, глава Новотроицка, руководство горотдела милиции и металлургического комбината во главе с генеральным директором Павлом Гуркаловым. Предусматривался и силовой вариант освобождения заложников. Для этого из Орска был вызван отряд СОБРа. По некоторым сведениям, в Новотроицк прибыло около 150 сотрудников милиции из нашего города.

Среди заложников преступника оказались 70-летний Владимир Китаев, который до этого перенес инфаркт, и его 7-летний внук Арсений. Более 12 часов они находились в заложниках и практически уже распрощались со своей жизнью. Надо сказать, что после мальчику понадобилась многомесячная психологическая помощь.

Переговоры по телефону с Ломанченковым велись почти беспрерывно. Из Москвы до него дозвонился специальный корреспондент «Комсомольской правды», уроженец Новотроицка Александр Гамов. Как оказалось, он учился с террористом в одной школе. Через него руководитель департамента управления и контроля министерства юстиции предлагал преступнику любые гарантии сохранения жизни и содержания его в дальнейшем исключительно в исправительно-трудовой колонии. Ломанченков на предложенное отреагировал, как потом писал журналист, отрицательно, заявив: «Это все сказки. Трупиков уже наделал… Ничего сейчас не поправишь».

К полуночи переговоры зашли в тупик. Преступник, находясь под психологическим прессом, в половине двенадцатого ночи решился на безумный шаг: из форточки начал палить в воздух. При этом перед собой он держал Арсения – боялся пули снайпера. Ситуация становилась критической. После полуночи в штаб сообщили, что из квартиры вышел мальчик. Арсений, после хлопка в коридоре, выскочил в подъезд с криком «Мама!». Позади него лежал окровавленный труп террориста… Ломанченков покончил жизнь самоубийством.

В квартиру были направлены саперы, так как ранее преступник говорил о гранате. Ее не обнаружили. Зато сотрудники внутренних дел нашли целый арсенал оружия в квартире бывшей жены Ломанченкова: заготовки под пистолет, спиленные стволы нарезного оружия, самодельные обоймы, карабин большой мощности с откидывающимся прикладом, оптика от карабина, качественно выполненный самодельный лазерный прицел. Уже позже по городу поползли слухи, что Ломанченков не только угонял автомашины, но и подрабатывал киллером.

В день похорон милиционеров Виталия Жукова и Виктора Логинова поступило сообщение, что в Новотроицке готовится террористический акт. Кому было выгодно нагнетать обстановку, так и не выяснилось. Похороны прошли гладко, но скольких нервов и трудов стоило это новотроицким и орским сотрудникам милиции!

Ныне в Новотроицке на доме
№ 38 на улице Советской расположена мемориальная доска в память о погибших милиционерах. Они стали первыми в области, кто столкнулся с матерым преступником-террористом.

36-летний капитан Виталий Жуков и 27-летний старший сержант Виктор Логинов указом президента России были награждены орденами Мужества (посмертно), занесены в Книгу почета Управления и навечно зачислены в списки личного состава ОВД Новотроицка (ныне МУ МВД «Орское»). Именами милиционеров, погибших при исполнении служебного долга, названы улицы в городе металлургов.

Константин Мусафиров,

корреспондент