Десант под Вязьмой

Миллионы советских людей погибли на полях сражений во время Великой Отечественной войны, миллионы умерли от ран и увечий в послевоенные годы, но память о них сохранится навсегда. Эстафета поколений не должна прерываться – слишком высокой ценой далась Победа над грозным врагом. Все меньше остается в живых непосредственных участников боевых действий.

 

В музее индустриального колледжа хранят воспоминания участника Великой Отечественной войны Михаила Яковлевича Бака, парашютиста-десантника 4-го воздушно-десантного корпуса, выпускника Гайского вечернего филиала Орского индустриального техникума, гидроэлектромонтажника, обучавшегося в период 1959–1964 годов. С товарищами по оружию он принимал участие в боях под Вязьмой, где наши воины проявили настоящий героизм. Ветеран рассказал о жестоких сражениях 1942 года во время Ржевско-Вяземской наступательной операции. Сегодня «ОГ» публикует отрывки его воспоминаний.

 

«Наш корпус принимал участие в Вяземской воздушно-десантной операции – одной из крупнейших в войне с фашистами. Хотя операция и не достигла своей цели, но сыграла положительную роль в завершении разгрома немецких захватчиков под Москвой. Десантники провели 5 месяцев в беспрерывных боях, сумели выйти из вражеского тыла к своим войскам. Все это время крепко действовало боевое десантное товарищество, свято выполнялось правило «Сам погибай, а товарища выручай».

Ликвидация Южной группировки врага и овладение Вязьмой позволяли окружить основные силы группы армий «Центр» и создать предпосылку для их полного разгрома в 1942 году. Для вермахта это было бы настоящей катастрофой после поражения под Москвой.

Десантникам отводилась ответственная роль – их планировалось высадить в район Озеречни, в 30 километрах юго-западнее Вязьмы, чтобы завершить окружение группировки фашистов. Десантирование планировалось осуществить ночью время, а выброску передового отряда – в светлое время. Начало десантирования было назначено на 21 января, потом его сдвинули на новые сроки. Были поставлены конкретные задачи, связанные с обозначением площадки приземления и выхода на рубеж Реброво, Гридино, Березники… Планировалось захватить несколько важных стратегических объектов и не допустить подхода резервов немцев с запада. Десантирование собирались произвести с Калужского аэродромного узла на самолетах ПС-84 и ТБ-3, согласно плану десантирования, в течение 2-3 суток, совершая по 2-3 рейса в день.

Перед десантированием во всех батальонах и спецподразделениях прошли митинги. Командир бригады Онуфриев в кругу офицеров честно сказал, что его беспокоит отсутствие данных о противнике в районе десантирования. Нет никаких сведений о действиях партизанских отрядов в этом районе. Сказал он и о том, что общая обстановка не в нашу пользу, потому что войска Западного фронта только в 70 километрах от Вязьмы, и чтобы взять город, необходимо еще 4-5 дней, притом что сопротивление врага возрастает.

 

В эти дни держались крепкие январские морозы, бушевала метель. Бойцы упаковывали оружие и боеприпасы прямо на снегу. 27 января в 4 часа утра командующему воздушно-десантными войсками сообщили, что в район десантирования вышла конница Соколова. В 14 часов передовой отряд группы разведки с грузом отправился за линию фронта. Десантироваться решили с высоты 600 метров. Морозный ветер с силой врывался в самолет, и десантники по очереди покидали борт. Капитан Карнаухов прыгал шестым. Земля появилась неожиданно. Тихо. Стрельбы не слышно. «Видимо, противника здесь нет», – мелькнула первая мысль. Приготовив автомат, влетел в сугроб, погасил купол парашюта и подал сигнал сбора красной ракетой. Раскрыл карту и начал ориентирование. Рядом находилась, по всей видимости, деревня Таборы, о чем доложили разведчики, не обнаружившие в селе немцев. До Озеречни где-то 20 километров.

К 28 января уже собралось 648 десантников. Карнаухов понимал значение села для дальнейшей высадки десанта. К вечеру направились к Озеречню, во время марша слышали гул. Озеречня оказалась занята фашистами. Капитан организовал разведку и начал готовиться к атаке. Здесь же встретились с десантниками майора Кобца, которые десантировались в Озеречне и попали под вражеский огонь. В результате собралось 300 десантников Карнаухова и около 80 десантников Кобца, пулеметный взвод, а остальные десантники 3-го батальона по ошибке штурманов были выброшены в разных районах Смоленской области.

 

Десантники из батальонов Карнаухова и Кобца 28 января в 23 часа заняли исходное положение для атаки. Небо осветила сигнальная ракета, и десантники поднялись в атаку, открыли огонь. Темень озарилась сполохами осветительных ракет противника. Фашисты, видевшие днем русский десант, не предполагали, что тот пойдет в атаку, да еще ночью. К утру 29 января немцы были разгромлены. Враг оставил на поле боя около ста офицеров и солдат. Были захвачены первые трофеи: 6 автомобилей, зенитное орудие, несколько радиостанций, другое боевое имущество, чемодан с документами гитлеровского генерала. Капитан Карнаухов подобрал площадку для десантирования новых групп подкрепления, там разожгли костры, но, к сожалению, в эту ночь многие самолеты с десантом возвратились назад: летчики докладывали, что опознавательных знаков в районе Озеречни не обнаружили. Но все-таки еще полторы тысячи воинов было заброшено в обозначенный район с тяжелым оружием и боеприпасами. Выброска производилась неточно, поэтому десантники были разбросаны на большой площади. В Озеречне фашисты повесили на стропах парашютов для устрашения населения захваченных десантников, среди них начальника политодела бригады комиссара Горохова, старших лейтенантов Борисова и Огнева.

 

В свою очередь в штабе с помощью воздушной разведки начали поиск места расположения десантников. Это оказалось непростой задачей в метель и снег. Лишь к утру 30 января командир бригады установил связь с батальонами, доложил командующему ВДВ реальную обстановку в месте десантирования. С этого дня была установлена регулярная связь бригады с корпусом и фронтом. С 27 по 31 января был десантирован 2 081 человек.

В период с 1 по 7 февраля бригада провела ряд боев по расширению района боевых действий, в результате которых нанесла серьезный урон фашистам и приковала к себе часть немецко-фашистских войск, нарушила нормальную работу их тыловых коммуникаций. С высадкой советского десанта воспряли духом местные жители, оказавшиеся в оккупации. Они помогали воинам продовольствием и медикаментами, лечили раненых. Вскоре в район Андросово десантом стали поступать грузы и, главное, лыжи, без которых было сложно обойтись. Но обстановка складывалась так, что бои в тылу врага пришлось вести значительно дольше, чем двое-трое суток, как планировалось. В бригаде насчитывалось 900 призывников из числа местных жителей и окруженцев. Было предотвращено проникновение в войска спецагентов фашистов, в том числе из числа женщин.

Мастерски и по-десантному продолжали сражаться наши бойцы. 9 февраля в Савино и Дягилево были уничтожены штабы 5-й танковой дивизии и 13-го моторизированного полка противника. В этом бою особенно отличились рота старшего лейтенанта Страхова, взвод лейтенанта Ерохина и партизанский отряд капитана Зарубина. Они бесшумно сняли часовых и стремительной атакой ошеломили фашистов. Немцы бежали в Комлево. Минометная рота завершила разгром, было уничтожено около полутора тысяч фашистов, захвачено 87 автомашин, 30 мотоциклов, 4 радиостанции. За отвагу и мужество многие десантники были награждены высокими боевыми наградами. Двадцать одни сутки десантники 3-го батальона и 8-й бригады будоражили тылы противника, нанося немцам большой урон».

 

К воспоминаниям Михаила Бака следует добавить, что на юхновском направлении было выброшено 7 373 парашютиста и 1 524 тюка с боеприпасами и снаряжением. В тяжелых кровопролитных боях корпус был практически рассечен фашистами, но продолжил действовать в тылу врага в полном отрыве от основных сил до июня 1842 года. И только получив приказ сверху, оставил свои позиции  и сумел выйти с боями из окружения 26 июня 1942 года. В августе 1942 года корпус был переформирован в 38-ю гвардейскую стрелковую дивизию. В конце марта – начале апреля войска Калининского и Западного фронтов предприняли еще одну попытку разгромить Ржевскую, Оленинскую и Вяземскую группировки и соединиться с войсками, действовавшими в тылу противника в районе Вязьмы, но без успеха. Однако, несмотря на незавершенность, операция имела важное значение в ходе общего наступления Красной Армии. Войска противника были отброшены на западном направлении на 80-250 километров. Результатом операции стало образование Ржевско-Вяземского стратегического выступа.

Константин Мусафиров,

корреспондент

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.