Welcome to Орская газета   Click to listen highlighted text! Welcome to Орская газета

Террорист не может быть мусульманином

Сегодня Орской соборной мечети исполняется 116 лет. Она распахнула свои двери для верующих 26 октября 1900 года. А в гостях у «ОГ» имам-мухтасиб города Орска и Новоорского района Толибжан-хазрат Азаматов. Шесть лет назад в возрасте 33 лет он возглавил Орскую мечеть.

– Толибжан Юнусович, в городе проживает немало мусульман. Многие посещают мечеть?

– Мусульман в Орске насчитывается около 30 тысяч. Это люди разных национальностей. Но в мечеть приходят немногие. Хотя, если сравнивать с 2010 годом, количество прихожан увеличилось вдвое. В будни здесь бывают единицы, по пятницам на коллективную молитву собирается более сотни человек. Приходят и женщины. Разумеется, молятся они отдельно от мужчин. И причиной тому не дискриминация, как некоторые полагают. Просто во время молитвы и мужчина, и женщина совершают поклоны. Именно для того, чтобы они не искушали, не отвлекали друг друга, необходимо находиться в разных помещениях.

Сегодня идет много разговоров, мол, женщина в исламе за человека не считается. Это не так. Наоборот, женщина освобождается от многих обязанностей. Она может не ходить в мечеть, ей разрешено молиться дома. Обязанность женщины – хранить семейный очаг, создавать в доме уют, воспитывать детей. А задача мужчины – обеспечить достаток, но только дозволенным путем.

В мусульманских семьях принято иметь много детей. Тем не менее сейчас многие боятся нищеты, не спешат рожать даже третьего ребенка. Но в Священном Писании сказано, что «каждый рождается со своей пищей», то есть будет ею обеспечен. От голода еще никто не умер.

– А как же то, что происходит в некоторых африканских странах?

– Это все делается искусственно. Из-за того, что кому-то очень хочется разбогатеть, там в дефиците еда, питьевая вода… Если мы будем делиться друг с другом тем, что имеем, голодных людей не будет. Просто надо быть чуточку добрее, этому нас учит Всевышний.

– Как вы пришли к вере, ведь родились и росли в то время, когда активно насаждался атеизм?

– Я рос в Средней Азии, хотя родился в Оренбуржье. Воспитывала бабушка по отцовской линии. Родители отдали меня ей в девять месяцев, так как она осталась одна. Бабушка была религиозной, соблюдала пятикратную ежедневную молитву, пост в месяц Рамадан. Тогда в Средней Азии царила такая атмосфера, что люди верили в одного Бога. Но в школе не приветствовали чтение Корана. Меня спрашивали: «Молитвы читаешь?». Я говорил: «Нет». Девочки приходили в платках, но, заходя в школу, их снимали. А с тех, кто не снимал, платки срывали, их ношение запрещалось. Хотя за пределами школы никакого давления не было.

У меня была соседка, вместе с которой мы ходили в школу. Она рано потеряла мать. Как-то иду мимо ее дома – она сидит, никого не замечая, плачет, протягивает руки к небу: «О, Аллах, помоги мне, пожалуйста, забери мою душу, разреши мне пойти к маме».

Я тронул ее за плечо: «Чего плачешь?».

Она будто очнулась и призналась, что мама к ней каждый день приходит во сне. То платье подарит, то конфет принесет, к себе зовет…

«А у кого ты разрешения спрашиваешь?» – спросил я.

«У Бога. Он есть. Иногда на небесах я вижу ангелов», – ответила она.

Я подумал, такого не может быть. Потом прошло время, подошел к ней, спрашиваю: «Как можно найти Бога?».

«Когда у тебя проблемы, просто обращайся – он поможет», – заверила соседка.

Мне захотелось проверить. Я обратился к Богу в трудный момент и, клянусь своим Создателем, почувствовал божественное тепло. Я не могу этого объяснить, но в тот момент я точно понял, что он есть. Начал читать переводы Корана. Бабушка это поддерживала, говорила: учись, это хорошее дело, будешь людям помогать, добро делать. Я выучил первые суры. Но поначалу никому не признавался, что верю в Бога. А потом за это просил у него прощения. За свою жизнь я не раз видел печать моего Создателя.

– А как вы относитесь к радикальному исламу?

– Ислам – религия мира и согласия. Я узнал, что такое ваххабизм, в 1999 году и был шокирован тем, какую грязь придумали люди. Ваххабизм не имеет никакого отношения к исламу, это настоящий бандитизм. Бог не может поощрять убийств. Ваххабиты, цитируя Священное Писание, переворачивают его с ног на голову. В Сирии сейчас орудуют бандиты, у которых нет ничего святого, они идут против человечества, они идут против ислама. Мусульманин не может быть террористом, а террорист считаться мусульманином. Мусульманин – это тот, кто покорен своему Создателю, тот «кто не делает своим языком, своим движением вреда другим».

– И тем не менее, даже у нас встречаются экстремисты – это показали задержания в Казахстане, в Домбаровке. Как избежать радикализации местного населения?

– Нужно разъяснять людям, что убивать во имя Бога невозможно! Причины войны на Ближнем Востоке очевидны: идет борьба за нефть. Это грязная геополитика. Во главе террористов, я убежден, стоят неверующие люди, сатанисты. Сегодня есть опасность вербовки ими наших сограждан через Интернет. Наверняка, на людей оказывается сильное психологическое воздействие, кого-то пытаются заманить большими деньгами… С этим нужно бороться. И мы делаем это во время проповедей, приобщаем людей к традиционному исламу, объясняем его основные постулаты.

– Кстати, о постулатах: считается, что каждый мусульманин должен совершить паломничество в Мекку или Медину. Вы уже совершили?

– Есть пять столпов ислама: вера в единого Бога (Моисея, Иисуса, Мухаммеда мы признаем пророками); совершение намаза; соблюдение поста в Рамадан; раздача нуждающимся части своего имущества и хадж в Мекку. Его можно совершать ежегодно, но главное – сделать это только тогда, когда ты соблюдаешь все остальное и когда есть возможность. У меня ее пока не было. Но я уверен, что и я, и мои дети (у меня их двое), и супруга обязательно совершим хадж.

– Толибжан-хазрат, вы человек довольно молодой. Легко ли руководить мечетью?

– Меня назначили имамом после смерти Расим-хазрата в 2010 году. До этого несколько лет я был его помощником (в Орск меня распределили после окончания медресе). Кандидатур в имамы было мало, люди указывали на меня. Стараюсь делать все, чтобы прихожане тянулись в мечеть. За последние 3-4 года мы ее отремонтировали, весной будем штукатурить минарет.

– Удачи вам в благородных начинаниях!

– Спасибо.

Людмила Светушкова

Spread the love
Click to listen highlighted text!