Welcome to Орская газета   Click to listen highlighted text! Welcome to Орская газета

Ни словом, ни делом. Межпартийная борьба переросла во внутрипартийную

Ни эмоций, ни желаний, ни претензий, ни обещаний. Прошедшие выборы были, пожалуй, самыми тихими на моей памяти.

Хотелось спросить: хоть кто баллотируется? И где эти кто-то собирается показаться?

Что в 2006 году, что в 2010-м, когда выбирали главу Орска, а потом депутатов Заксоба, кандидаты закидали весь город агитками. Официальные газеты пестрели полосами предвыборных программ. Ни на обещания предвыборные кандидаты не скупились, ни черным пиаром не брезговали. В провинциальном Орске компрометирующие ролики, которые в хлам рушили репутацию конкурента, вызывали чуть ли не священный трепет. Собственно, было, за что биться. И бились титаны. Юрий Берг, Виктор Сидоров, Анатолий Измайлов, Виктор Бережной, Виктор Франц, Сергей Сибикин, Юрий Черноусов – их весь город знал. И выступали в поддержку кандидатов люди солидные.

У Берга после выборов в орский муниципалитет не один отдел работал над исполнением наказов избирателей. Нам, журналистам, покоя не было ни дня. Открывали дороги, мосты, ремонтировали линии, запускали проекты, под которые выбивались федеральные деньги. Но не об этом сейчас.

В эту кампанию, не будь я газетчиком, пришлось бы днём с огнем искать информацию о тех, кто хочет, чтобы я за него проголосовала. Висит плакат с лицом на проспекте, а что это лицо предлагает, что собирается делать после выборов, на кого опирается – полная неизвестность.

Список кандидатов не порадовал. Безработный, школьный учитель, рядовой сотрудник фирмы… Да что должности? В активной работе с населением замечены вообще не были.

Как человек собирается работать с проблемами и с законами, если у него нет ни опыта решать городские или региональные вопросы, ни возможностей что-то изменить. Многим кажется: стань он депутатом, перед ним все двери откроются и проблемы расступятся. Людям невдомек, что пороги кабинетов, которые может открыть мандат, уже безрезультатно обивали люди неглупые и, не исключено, более компетентные.

Другие важно отвечают на предложение изложить свою программу: меня итак все знают. Конечно знают. Только все – это родственники и те, кто с вами на кухне за одним столом обсуждает, как несовершенна система. Еще и обижаются, что про них в предвыборный период никто бесплатно писать не хочет. Так журналисты и рады были бы посвятить им статью. Только о чем? Что человек сделал для того, чтобы за ним ходили с просьбой дать комментарий? Такие ни на горсовете рта не открывают, и в округах их портрет за 5 лет стирается из памяти избирателей.

Третьи идут на выборы, чтобы позлить действующую власть и собрать дивиденды. Поэтому кроме философии в предвыборных программах ничего нет.

Четвертые говорят такое, что хочется психушку вызвать, чтобы проверили наличие мозгов в черепной коробке. У них цитата булгаковского Шарикова «отнять и поделить» на лбу написана, поскольку не могут говорить без листочка. А хочется, чтобы «говорили по ненаписанному, дабы дурь каждого видна была».

По этой причине вызывала недоумение предвыборная политика правящей партии: не давали информацию в СМИ, не участвовали в дебатах. Многих орских знаю, как людей адекватных и умеющих постоять и за себя и за свою официальную позицию. А отсиживались в партийных бюллетенях, предпочитая эту позицию скрывать.

С либерал-демократами ситуация сложная: молодая поросль вышла на трибуны. Зачем-то чистить ряды партийцы решили именно перед выборами. Только – а это показали и итоги голосования – за Владимира Вольфовича в лице его однопартийца со стажем политической работы в пару месяцев электорат голосовать не готов.

Собственно, и коммунисты обошлись со своими товарищами не по-товарищески тоже перед выборами. И они раскололись, оставив избирателей недоумевать о партийной принадлежности своих бывших соратников.

Впрочем, коммунисты многим перестали быть интересными с 1996 года, с выборов президента России. По крайней мере, сегодняшние активные избиратели, которым от 50 до 70 лет не могут простить Зюганову предательства своих интересов.

Тогда Ельцин, как вспоминают свидетели тех событий, имел почти нулевой рейтинг. Неудачные экономические реформы, чеченская война, коррупционные скандалы и появление на публике в нетрезвом виде основательно подорвали авторитет действующего президента. Мои более взрослые родственники после победы Ельцина с недоумением спрашивали друг друга: кто за него голосовал? Причем, за новую Россию, перемены люди голосовать хотели, а за президента, который позорит страну, нет.

По неофициальной версии, лидер коммунистов победил в первом туре. Но не набрал 50% плюс один голос. За ним следовал Александр Лебедь, и только на третьем месте был Борис Ельцин. Безусловно, сыграли свою роль фальсификация на выборах, использование административного ресурса – времена были, как сейчас говорят, дикие. Но все же… По словам соратников Зюганова, он ушёл в тень после первого тура, поскольку побеждать и не собирался. Более того, в ночь после второго тура отправил Ельцину поздравительную телеграмму. (Тогда интернета не было, и результаты голосования выдавались на гора не на утро после выборов. Результаты знать заранее он не мог.) О каком доверии и о какой защите интересов избирателей можно говорить при таком раскладе событий?

Оппозиционное движение – да возьми любую партию – ни в 90-х годах, ни сейчас не готово к открытой борьбе и к практическим действиям. Достаточно послушать их лидеров, в речах которых самым распространенным предложением является «мы бы сделали, но нам не дают, нас не пускают».

Про загадочные партии, которые не в состоянии собрать документы в избирком и отсеиваются на стадии выдвижения кандидатов, а также о тех, которые не набрали и одного процента голосов, говорить излишне.

После каждых выборов у нас принято говорить о снижении явки и выводить причинно-следственные факторы народного игнора. На мой взгляд, разговоры о том, что народ якобы разуверился, давно потерял актуальность.

Выборы 1996 года – это момент, когда политическая борьба в нашей стране перешла из межпартийной во внутрипартийную. Плотность едингоросов внутри своей партии как в Бангладеш. Здесь даже локотки не расправишь: есть вероятность попасть в глаз соседу. Либералы и эсеры делятся как клетки, воюя за власть внутри своих партий. Левые разбрызгивают валокордин, отпугивая ретивую молодежь от партийной казны. А партийные лидеры и не скрывают, что в своей стае обожают оставаться альфа самцами. Никто по-настоящему бороться за власть не собирается. Оппозиция не верит, что может победить. А правые не верят, что в принципе могут проиграть. Вот и получается, что выборы – в том виде, в котором они существуют сегодня – мало кому интересны и нужны.

Будем надеяться, что сработает закон развития. А диалектика такова, что межвидовая борьба неизбежно переходит во внутривидовую. Потом во внутривидовой случается «вывих», меняются внешние условия и факторы – рождается новый вид и вновь обостряется межвидовая и так по спирали…

Татьяна Петрова

Spread the love
Click to listen highlighted text!