Дары горы Полковник

На века застыли в камне рисунки, созданные самой природой. Именно причудливое сочетание тонов и расцветки сделало орскую яшму настоящим брендом.

По праву мастера считают ее самой красивой среди яшм всего мира. Изделия, созданные из орского камня, можно увидеть в Лувре, Эрмитаже, Русском музее, музее ювелирного и камнерезного искусства в Екатеринбурге, а также в частных коллекциях в разных уголках планеты. Орской яшмой украшена станция метро «Маяковская» в Москве, есть она и в облицовке мавзолея Ленина.

 

250 лет разработок

Самое известное месторождение орской яшмы, гора Полковник, расположено на левом берегу Ори, в районе Биофабрики. Особой красоты камень здесь обнаружили еще в середине XVIII века. В 1750-х годах в этом районе появились первые каменоломни. В столицу было направлено 14 повозок с лучшим камнем. С тех пор из пестроцветной яшмы стали делать разнообразные поделки. Позднее камень из местных каменоломен направляли в Екатеринбург на гранильную фабрику. Вплоть до революции камнерезы работали с орской яшмой. В 30-е годы о камне вновь вспомнили. До войны артель вела добычу камня на левом берегу Ори в объеме около 300 тонн в год. Новый пик внимания к яшме пришелся на 1960-е, когда месторождением занялось предприятие «Уралкварцсамоцветы». Из камня активно делали шкатулки, подсвечники, письменные приборы и другие вещицы. В конце 1990-х годов предприятие обанкротилось. В 2000 году лицензию на отработку месторождения получила «Восточная геолого-разведочная экспедиция». Но со временем добычу яшмы посчитали невыгодной.

В 2011 году лицензию на разработку и добычу полезных ископаемых на горе Полковник сроком до 2031 года получила Санкт-Петербургская компания «Оптимальный ресурс». Яшму вынимали в очень скромных объемах, пока фирма не объявила себя банкротом.

 

В карьер вход свободен

Если еще несколько лет назад подъезд преграждал шлагбаум, сегодня вход на территорию свободен. На подступах к карьеру, площадью порядка 300 метров, сложены многотонные яшмовые глыбы с пометками, в том числе говорящими о внушительном весе. В самом карьере глубиной 10-15 метров заметны следы не только разработок, но и стрельб, а также кострищ, на которых сжигались боеприпасы. В стенах карьера можно заметить многочисленные норы степных животных.  Яшма всюду буквально лежит под ногами, что совсем не удивительно. Промышленной добычи сегодня не ведется, но о том, что люди наведываются в карьер, отчетливо свидетельствуют свежие следы протектора на дороге.

И хоть главная прелесть камня сосредоточена внутри, на сколах небольших яшмовых фрагментов и глыб просматривается оригинальный рисунок. На одном из небольших камней замечаем летящую птицу. Если правильно обработать, камень наверняка заиграет. На другом видна радуга. Сначала может показаться, что человек попытался снять часть камня фрезой, но, прикоснувшись, понимаешь: рисунок нанесла матушка-природа.

Кстати, карьер расположен не на горе Полковник, а немного южнее. Саму гору, которая скорее похожа на невысокий холм, легко можно найти по установленной табличке, на которой значится, что гора является памятником природы областного значения.

 

Что представляет собой яшма

– Это чистый силикат, – отмечает главный геолог АО «ОРМЕТ» Владимир Галиченко. – Пояс яшмоидов проходит через весь Урал. Он представляет собой своеобразный стратиграфический горизонт, маркирующий медь (медные месторождения залегают стратиграфически ниже яшмового пояса, то есть колчеданные месторождения более древние по абсолютному возрасту). Существует множество видов яшмы. Кстати, в Орске и рядом с городом известно несколько ее месторождений – круторожинская зеленая яшма, полосатая калининская и так далее. Но именно пейзажная уникальна благодаря своей расцветке. Месторождений, подобных существующему у нас на горе Полковник, по всему миру единицы. Особый окрас силикатным минералам (кварцу и халцедону) в пестроцветной яшме придают примеси – пирит, магнетит, гематит, гранат, хлорит и многие элементы-хромофоры.

Как отмечает геолог, яшма изначально образуется в водной среде вместе с вулканогенно-

осадочными отложениями основного состава. В коре выветривания минералы основных пород, как более подверженные выветриванию, превращаются в глинистую массу. Яшма  же не склонна к выветриванию. Ее можно найти не только у поверхности земли, но и на серьезной глубине, но добывать там камень сложнее.

– Запасы яшмы на горе Полковник не ограничиваются карьером и отнюдь не исчерпаны, – уверен Владимир Николаевич. – Толща пород, содержащих пестроцветную яшму, тянется по левому берегу Ори в районе горы Полковник на несколько километров. Здесь есть где вести разведку и есть что разрабатывать. Были бы рынки сбыта!

 

Мастеров в Орске все меньше

Если еще несколько лет назад счет мастеров, которые работали с яшмой, шел на десятки, то сейчас их остались единицы. Камнерез-художник Сансызбай Буркутбаев, ранее трудившийся в нескольких фирмах по обработке яшмы, сегодня создает мастерскую у себя во дворе.

– Если камень зацепил, он тебя уже не отпустит, – уверяет он. – Кто-то порежет его на кусочки, наделает брошек. Не спорю, это красиво. Но мне интереснее сделать пару срезов, обнажив на камне рисунок, что создан природой. Разрезал камень – а на нем сова, стоит только приложить две половинки, либо пейзаж или какие-то силуэты. Много попадается любопытного.

В числе работ, выполненных опытным мастером, картины из яшмы, которые разлетелись по разным уголкам мира. На них портреты известных общественных и политических деятелей – Виктора Черномырдина, Нурсултана Назарбаева, Мстислава Ростроповича и многих других, в том числе основателя Орска Ивана Кирилова. Воссоздавать его облик пришлось совместно с профессиональными художниками. По крупицам, опираясь на единственный имеющийся в городе небольшой портрет… С удовольствием создает мастер и иконы.

Как признается Сансызбай Курманбаевич, камень часто сам наталкивает на идею. Стоит начать работу – и проявившийся рисунок дает понять, для чего он подойдет. Если четко просматривается птичье крыло, стоит ли делать что-то иное?

Работать с камнем известный орский мастер начал после армии, попав на предприятие «Уралкварцсамоцветы». Учился у увлеченного камнерезным делом человека – Геннадия Захарова.

– Предприятие было одним из самых крупных в Советском Союзе, – говорит. – Цех относился к Екатеринбургу (руководил цехом Валерий Брунько). Мы занимались переработкой яшмы, параллельно геологи вели разведку и добычу. Такого масштаба работы с яшмой я больше нигде не видел. Сужу по объемам, которые добывали. Вагонами камень продавали во Францию, Италию. Он был востребован.

Но спрос заграничных партнеров на необработанную яшму оказался недолог, ведь обработка камня – очень сложный процесс. Даже распил яшмы требует хорошего знания свойств материала.

К примеру, просто используя воду, разрезать яшму сложно. Применяются специальные смеси, которые одновременно и охлаждают, и увлажняют материал.

– Пилится яшма на станке методом процарапывания алмазным камнем,– поясняет Сансызбай Курманбаевич. – Процесс очень медленный. Яшма тверже металла, пилить ее довольно сложно. В то же время она довольно колкая, так как не имеет пластичности. В полировке тоже есть свои секреты. Я, к примеру, после нескольких этапов шлифовки вместо окиси хрома на завершающем этапе иногда использую сухой травяной сбор…

На вопрос, почему он занимается обработкой камня, мастер, не задумываясь, отвечает: «Люблю решать сложные задачки. В юности решал математические, пытаясь узнать – смогу или нет. Теперь то же самое делаю с камнем».

С сожалением мой собеседник говорит о том, что сегодня башкирская яшма наступает на пятки орскому бренду. Несмотря на то что с яшмой горы Полковник очень сложно конкурировать по красоте, в соседней Башкирии появляется все больше мастеров, работающих с камнем, делающих каменные копии мировых живописных шедевров. И хоть в работах они очень часто используют орскую яшму, в которой есть практически все краски, внимания на этом уже не акцентируют. Благодаря этим художникам-камнерезам, выпускникам екатеринбургского техникума, новый бренд набирает обороты.

Впрочем, списывать со счетов орский бренд рано. Сансызбай Буркутбаев давно мечтает создать свое предприятие по обработке камня и собственную школу. Пока это лишь задумки, ведь средства на организацию нужны весьма серьезные. Впрочем, есть в городе и другие увлеченные камнем люди, мечтающие возродить бренд. Один из предпринимателей начал закупку оборудования для организации производства. Есть основания полагать, что спустя некоторое время его изделия появятся в городе и полку известных мастеров прибудет.

 

Фонды пополняются

Изделия из орской яшмы можно увидеть в краеведческом музее. В прошлом номере «ОГ» мы уже писали о том, что здесь развернулась выставка, посвященная полудрагоценному камню. Сегодня музейные фонды насчитывают порядка 200 яшмовых экспонатов.

– Когда в 60-м году я начинала работать в музее, у нас был очень маленький фонд орской яшмы, практически один ящичек, – делится краевед Татьяна Черкас. – Было несколько необработанных кусков разных размеров и несколько поделок – шкатулок, брошей, пепельниц, карандашниц. Пришлось уделить серьезное внимание формированию коллекции. Тем более что в 60-70-е годы был подъем интереса к горе Полковник. К нам приезжали люди из Москвы. Помню визит работника академии Смолина. Он общался с добытчиками, рудокопами, обработчиками орской яшмы, которые работали в артели в 30-40-е годы. Музей принимал изделия в дар. Позднее что-то нам передавали из новотроицкой колонии, где велась обработка камня. В конце 70-х в музей поступили новые изделия из яшмы от официально работающего в городе предприятия.

Сегодня в коллекции музея есть множество интересных экспонатов, преимущественно это изделия камнерезов второй половины XX века.

– Хоть и считается, что орская яшма известна с начала основания крепости, стоит отметить, что использовать яшму человек начал гораздо раньше, – добавляет старший научный сотрудник научно-экспозиционного отдела Орского краеведческого музея Александр Фаварисов. – Древние люди изготавливали из нее орудия труда, наконечники стрел. Их можно увидеть среди музейных экспонатов, относящихся к каменному веку. Скорее всего, для этого использовалась не пестроцветная, а более твердая сургучная яшма.

 

ОТКУДА У ГОРЫ ВОИНСКОЕ ЗВАНИЕ?

Согласно версии, которой придерживаются в Орском краеведческом музее, в 1886 году за Орью была открыта Тургайская заводская конюшня Его Императорского Величества. Она располагалась на левом берегу в 7,5 км от Орска. Административно местность относилась к Актюбинскому уезду Тургайской области, но казахи (киргизы, как их называли тогда) уступили казенному предприятию до 2000 десятин земли. В начале 1900-х годов управляющим заводской конюшней был назначен армейский подполковник Николай Васильевич Балк, который проработал там более 15 лет, дослужив до чина полковника. В то время орчане часто говорили: «Еду за лошадьми на гору к полковнику».

По другой версии, высказанной родственником известного в городе казахского общественного деятеля Дербисалы Беркимбаева, отец последнего – Беркимбай – до 1857 был в этих землях ага-султаном. Именно он организовал знаменитый Тургайский тракт, по которому шел перегон скота. В 1857 году царское правительство упразднило институт ага-султанства, Беркимбаю дали звание камер-юнкера, которое, согласно табели о рангах, приравнивалось к званию не ниже полковника. Так за Беркимбаем и закрепилось «полковник».

И те, кто направлялся за скотом, говорили: «Иду к полковнику».

 

ЭТО ИНТЕРЕСНО

В черте Орска находится несколько месторождений яшмы. На одном из них стоит гора Преображенская, вокруг которой когда-то возникла Орская крепость. «Подошва горы покрыта землей и дерном, а вершина состоит большей частью из скал дикого камня, яшмы и агата. Здесь в одной яме, которая разработана была присланными из Екатеринбурга мастерами для прииску цветных каменьев, нашли мы яшму отменной доброты…» – писал в своих «Дневных записках в степи Киргиз-Кайсакской» 1803 и 1804 годов Яков Гавердовский.

 

Людмила Светушкова,

выпускающий редактор