Ветхая аварийность

Осенью прошлого года на улице Суворова тушили крупный пожар, который возник в подготовленной к сносу двухэтажке. Боролись с разыгравшимся пламенем несколько пожарных расчетов. А рядом – жилые дома, воздушный газопровод. Повезло, что обошлось без серьезных последствий. Вскоре два пустующих дома оперативно разобрали, территорию расчистили от мусора.

Возникает вопрос: почему ветхие дома, подлежащие сносу, не один месяц стоят уродливыми исполинами без окон и дверей, собирая как бомжей, пьянчуг, так и тех, кто пытается растащить уцелевшие стройматериалы? Последние разбирают на запчасти брошенные дома, это создает большую опасность для прохожих, а тем более – для любопытных детей и подростков, лазающих по пустым помещениям…

С осени прошлого года на Новосибирской уродливо громоздится то, что осталось от жилого дома № 141. А двухэтажки на улице Нефтяников, 34 (улица Котовского, 16) и Горького, 9 привлекают по вечерам подозрительные компании. Стекла здесь перебиты, крыши наполовину разобраны, в любой момент могут обрушиться.

На одном из домов вывешено объявление «Опасная зона». Но кого это останавливает?

В приложении к адресной программе «Переселение граждан города Орска из аварийного жилищного фонда на 2013-2017 годы» оговариваются и сроки переселения граждан, и сроки, в которые дома должны быть разобраны.

Как оказалось, из упомянутых в нашем материале только дом № 9 на улице Горького снести в обозначенные сроки не удалось. Для остальных домов даты еще не просрочены. Однако мы заметили своеобразную закономерность: каменные дома разбираются быстро, и площадка под ними расчищается за лето. Так, дом № 47 на улице Краматорской разобрали за лето 2015 года, его соседа – дом № 45 – за лето 2016 года. Причем площадки после расселения обносили забором, на них ночью служили сторожа. Да и сам подход к сносу абсолютно иной. В сносе ветхого дома за ОПТС главным персонажем был бульдозер. Сложили двухэтажку в кучу, и лежит она с июля прошлого года. Каменные дома на Краматорской разбирали вручную. Рабочие шифер складывали ровными стопками. Деревянные балки – в другую сторону. Кирпичи бережно выкладывали в пачки штук по сто. Пачки ровные, полиэтиленом обмотанные. Как с завода. Периодически к месту разбора подъезжали грузовики, пачки краном грузили в кузов. Кирпичи на огороженной охраняемой территории хранились вплоть до конца января, и в последние выходные месяца вывезли последнюю партию.

Пятиэтажку на Шаумяна, 10а, разобрали еще в середине нулевых, а плиты штабелями лежат и по сей день.

Мы резонно задались вопросами: почему такое разное отношение к развалюхам? Почему одни ветхие дома получают второе рождение в виде стройматериалов, а другие гниют кучей мусора? Если финансирование идет из одинаковых источников, почему одни расселенные дома охраняются как развалины Колизея, а другие даже не огораживаются? И наконец, куда идут столь аккуратно упакованные стройматериалы? Может быть, на постройку социально значимых объектов в Орске? Или их продают, а средства от продажи опять же идут на благие цели? Запросы наш корреспондент направил заместителю главы Орска по муниципальному хозяйству Артему Регентову и в прокуратуру Октябрьского района.

«Работы по разбору аварийных домов и вывозу строительного мусора проводятся на добровольной, безвозмездной основе силами подрядных организаций. Лимитов финансирования в бюджете Орска на данный вид деятельности не предусмотрено. Что касается дома № 45 по улице Краматорской, то в настоящее время он разобран, строительный мусор вывезен, площадка огорожена. Разбор дома осуществлял индивидуальный предприниматель». Такой лаконичный письменный ответ дал Артем Регентов.

– Поскольку мероприятия по сносу аварийных домов являются одним из этапов реализации указанной выше программы, оплата указанных услуг осуществляется за счет средств программы, то есть Фонда реформирования жилищно-коммунального хозяйства, средств областного бюджета и местного бюджета, а также за счет дополнительных источников финансирования, – подтвердил прокурор Октябрьского района Орска Владислав Семенов.

Для ответа на вопросы про стройматериалы после разбора каменных построек и про средства от их реализации прокурор пояснил, что необходимо проведение соответствующих проверочных мероприятий.

– На территории Орска исполнителем программы является муниципалитет в лице администрации города, – заметил Семенов. – Надзор за исполнением законов администрацией города осуществляет прокуратура Ленинского района в соответствии с требованиями приказа прокурора Оренбургской области № 189 от 02.12.2016 «О разграничении надзорных полномочий между прокурорами Ленинского, Октябрьского и Советского районов г. Орска». В этой связи необходимо обращаться в указанную прокуратуру.

Мы направили запрос и туда, чтобы получить ответы на финансовые вопросы, след которых теряется на выезде с территории разбора ветхих домов.

Константин Мусафиров