Заслушанный художник

Кирилл Мартынов рассказал о работе над премьерным спектаклем

«…Ваша подруга называет вас мастером, ведь вы мыслите, как же вы можете быть мертвы? Разве для того, чтобы считать себя живым, нужно непременно сидеть в подвале, имея на себе рубашку и больничные кальсоны»? Сидеть в подвале необязательно, но быть Мастером – пренепременнейшее условие, чтобы обратиться к постановке булгаковского «Мастера и Маргариты».

 

Адгур Кове, режиссер орского драмтеатра, взялся. А в качестве художника-постановщика позвал Кирилла Мартынова. Он мечтал о постановке Булгакова на сцене, но боялся признаться в этом даже себе: настолько сложен и мифичен булгаковский роман. Его многие боятся. Даже актеры. Но…

– Материал безгранично интересный для нас, исполнителей, – говорит Кирилл Мартынов. – Надеемся удивить театралов, которые увидят нашу работу уже в конце октября. Хотя, честно признаюсь, полностью охватить мир Булгакова трудно – он многогранен и философичен. Мы постарались как можно полнее раскрыть все линии романа. Что из этого получится – судить не нам. Но я сразу отмечу: сроки работы над постановкой слишком сжаты – мы ставим серьезный спектакль на большой сцене всего за полтора месяца. Наверное, придется трудиться по ночам… Тем более что у меня, как у художника, не было даже подготовительного этапа. Обычно создается проект, готовятся макеты, декорации. Меня пригласили спонтанно, и уже через неделю я был в Орске, где сразу же с головой окунулся в театральную жизнь. Возможно, поэтому уже сейчас мы называем нашу работу лабораторным экспериментом, поскольку представим зрителям не постановочный спектакль, а спектакль-впечатление. У нас еще слишком маленькие финансовые возможности. Костюмы, которые нужно создать для романа, мы делаем из того, что есть в театре. Что-то новое приобрести не позволяют средства. Но, думаю, на результат это не повлияет.

– У вас с режиссером нашего театра Адгуром Кове это не первая работа, верно?

– Далеко не первая. В Тверском ТЮЗе Адгур Михайлович видел мои работы. Потом попробовали сделать совместный спектакль в Красноярске – «Антигону». Затем была «Пиковая дама» в Волгограде. Мы сотрудничаем несколько лет. Считаю, у режиссера и художника-постановщика должно быть общее видение, ощущение, если хотите. Если бы мы были слишком разными в мировоззрении, идеях, то, наверное, я бы тянул одеяло на себя, режиссер – в свою сторону, и ничего хорошего от такой работы не получилось бы.

– А кто в вашем дуэте играет первую скрипку?

– Без сомнения, режиссер, поскольку именно он ставит спектакль, а художник ему помогает, придает видимые очертания. Я как бы включаюсь в театральную игру, если режиссер меня увлекает. Иногда мы можем вместе увлечься и создать нечто действительно уникальное. Иногда я вижу то, что он по какой-то причине не видит.

– Но ведь Адгур Кове достаточно нестандартный режиссер. Вы можете себя назвать таковым?

– Хотелось бы верить в свою нестандартность. Мне нравится смотреть на произведения классической литературы по-своему. Для меня театр – это особый мир, в котором нельзя быть чересчур правильным и отвечать всем стандартам качества. Здесь нужно творить, мыслить по-новому, порой даже переходить некоторые грани. Только в таком театре ты будешь развиваться и идти вперед. Сам роман «Мастер и Маргарита» очень глубок, там столько человеческих тем: свобода и неволя, зло и добро. Есть над чем поразмыслить.

– Вы живете в Санкт-Петербурге, а работаете во многих театрах страны. Вы космополит?

– Я стал свободным художником. Сам выбираю, куда ехать и над чем работать. Кочевнический образ жизни присущ художникам.

– На сцене каждая вещь должна нести смысловую нагрузку и обыгрываться актером…

– Вещи, которые мы создаем, должны быть многофункциональны. Но не в предметах наша жизнь и игра. Что касается меня, то мои краски и мой холст – это люди, актеры. Главное – помочь им заиграть так, чтобы каждая вещь на сцене оказалась нужной.

Людмила Денисова