Пока ты отдыхаешь, соперники тренируются

Ловкие движения, четкий ритм, невероятная эмоциональность и энергичность… Танцуя в стиле пауэр мув, Павел Крупа делает элементы от которых дух захватывает.

Харизматичный молодой человек с огромным количеством татуировок на теле не только сам профессионально занимается брейк-дансом, но и учит этому других.

– Танцами я заболел в лагере, увидев, как мальчишки занимаются какой-то акробатикой и делают сальто под музыку, – говорит Павел. – Вернулся домой – по телевизору как раз шла программа «До 16 и старше», там были первые уроки брейк-данса. И дома, держась за диван, я начал что-то делать. Не думал, что это так затянет, и родители не воспринимали увлечение всерьез. Бабушка прочила мне Суворовское училище, карьеру военного, но мне это было не по душе. Уже в школе у нас с ребятами сложилась своя группа. Мы собирались на переменах и танцевали. Иногда мне казалось, что разучусь делать какой-то элемент, и я отпрашивался во время уроков, выходил в коридор, чтобы его сделать…

Конечно же, танцевали на дискотеках. Взрослые не относились к нам серьезно, считали, что мы просто протираем штаны. А теперь брейк-данс включен в число олимпийских видов спорта.

 

– Уже три года вы занимаетесь брейк-дансом с детьми, представляя центр «Искра». Как к этому пришли?

– В свое время у нас не было взрослых тренеров, которые могли бы что-то показать, объяснить, подстраховать. Сегодня многим детям нравится это направление. Почему бы не помочь им развиваться? Мне нравится работать с детьми. Брейк-данс хорош тем, что здесь нет строгих критериев. Конечно, есть базовые элементы, но в отличие от той же гимнастики, можно гнуть ноги хоть куда. Брейк-данс – это не только спорт, но и творчество. Я искренне радуюсь успехам своих детей. Если везу их на какой-либо фестиваль, сам не выступаю, чтобы все время посвятить им. Делаю все, чтобы зажечь детей, чтобы им и дальше хотелось танцевать. Их победы для меня дороже своих собственных.

 

– А сам в каких фестивалях участвуете, и что это дает?

– Буквально на днях побывал в Казани, на финальном этапе фестиваля Combonation (он завершился 29 апреля – в Международный день танца). Там собрались поклонники уличной культуры со всего мира, прошедшие отборочные туры. Это было по-настоящему круто. На фестиваль «Старая школа» в Москву тоже ежегодно съезжаются ведущие танцоры. Каждый год езжу в Евпаторию, в этом году планирую попасть туда с женой и нашей годовалой дочкой. В сентябре стараюсь побывать в Альметьевске. На этих фестивалях настолько заряжаешься драйвом и позитивом, что энергии хватает надолго. Стараюсь выезжать туда 3-4 раза в год. Чаще не получается, ведь я не могу постоянно бросать ребят – в тренировках важен систематический подход. Сам я вообще тренируюсь ежедневно с 12 до 3 часов.

 

– Не сложно заставить себя, ведь, наверняка, иногда хочется и отдохнуть?

– Это своеобразная проверка духа. После тренировки чувствуешь себя победителем. Победы над самим собой – самые важные в жизни. Возможно, заниматься ежедневно не совсем правильно, организму надо отдыхать, но ведь пока ты отдыхаешь, твои соперники тренируются… Я выбрал для себя направление пауэр мув, которое включает в себя силовые элементы, вращения и кручения. Оно требует идеальной физической формы.

 

– Ваша супруга тоже занимается танцами?

– Да, современными. Благодаря танцам мы и познакомились. Оба поехали поработать в Сочи: там набирали участников файер-шоу, брейкеров и исполнительниц гоу-гоу. Народа приехало много. Платили по 500 рублей за выступление – а их было 20 в день. Уже на вторые сутки все ребята разбежались, не выдержав нагрузки, остались только я и она… С тех пор мы вместе.

 

– У вас огромное количество татуировок. Они помогают в жизни или наоборот?

– Я начал делать их во время учебы в техникуме, тогда казалось, что это очень круто. Идешь в кепке, руки в карманы, на тебя все обращают внимание. Сейчас, бывает, руки хочется спрятать. Да, на фестивалях, на танцевальных площадках они делают меня более заметным. Но когда родители приводят ко мне ребенка заниматься, некоторых смущает мой вид. Лишь спустя какое-то время, поняв, что я не бандит, они начинают мне доверять. Немного не по себе становится, когда ребятишки приходят на второе-третье занятие с переводными картинками – стараются подражать. Уже лет 10 я не делаю татуировок. Пожалуй, это вообще самое плохое, что когда-либо делал. Я веду здоровый образ жизни: не пью, не курю. Не ругаюсь матом, ведь знаю, что на меня смотрят дети. Но это не мешает искренне любить брейк-данс.

Людмила Светушкова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.