Неподъемные конструкции

Жителей аварийных домов обвиняют в том, что они отчасти сами виноваты в разрушении домов.

Дыры на лестнице, в которые проваливаются нога взрослого человека, с прогнившего потолка на голову и за шиворот летят штукатурка и мелкие насекомые, торчащие из стен оголенные провода и жуткий запах канализации – в таких условиях приходится жить целым семьям дома № 43 на улице Краматорской Орска.

Подобных домов, в которых и жить страшно, и деваться некуда, в Орске немало. По словам заместителя главы Орска по муниципальному хозяйству Максима Климонтова, существует реестр аварийного жилья, который оформился в процессе обследований жилищного фонда. Правда, чиновники не уточняют, сколько жилых помещений входит в указанный реестр.

Напомним, дом на Краматорской, 43 должен был попасть в программу «Переселение граждан города Орска из аварийного жилищного фонда» на 2013-2017 годы», но ошибка в акте межведомственной комиссии привела к тому, что прокуратура оспорила документ. Только в 2016-м году опять же по требованию прокуратуры суд вынес решение признать требования жильцов законными и устранить нарушения в заключении комиссии в срок до 1 апреля 2016 года, а также принять решение о признании данного дома аварийными подлежащими сносу или реконструкции.

 

ОГ неоднократно обращалась к теме. Заслуга репортеров нашей газеты есть в том, что дома № 3 и 5 на улице Перегонной, дом № 5б на улице Узловой, дом № 43 на Краматорской признаны аварийными. Но в действующую программу переселения граждан из ветхого жилья они не попали. А значит, и переселять жильцов пока не будут.

– Первый этап программы закончился, он выполнен на 100 процентов, – прокомментировал Максим Климонтов. – Переселение осуществляется за счет федеральных средств – Фонда модернизации. Эти дома стоят в очереди, и сроки – до 2020 года. Поскольку дома признаны аварийными, с собственников сняты платежи за капитальный ремонт. Платежей собственников не хватает, чтобы поддерживать конструкции, и есть договоренность с управляющими организациями, которые проводят мероприятия по поддержанию зданий до момента переселения.

Но дом на Краматорской, 43, явно до 2020 года не доживет.

В ходе прямой линии с Владимиром Путиным жительница аварийного деревянного барака в Ижевске пожаловалась на тяжелые условия жизни и на то, что людей не переселяют.

Путин ответил, что переносить сроки расселения на десятилетия «совершенно нелепо и неприемлемо». Сразу после этого жителям этого ижевского дома, у которых единственные жилые помещения стали непригодными для проживания, предоставили помещения для временного проживания из маневренного фонда в соответствии со ст. 95 Жилищного кодекса РФ.

В УЖКХ Орска говорят, что ускорить переселение невозможно. Программа «Переселение граждан города Орска из аварийного жилищного фонда» заканчивает действие в сентябре 2017 года. Все запланированные дома переселены, средств на дополнительное переселение нет, и резервных домов тоже нет. Решения о продлении программы расселения граждан будет принято после продления региональной программы. После этого сроки расселения жителей аварийных домов будут уточнены.

– На третьем этаже у нас в ванной был слив в полу, он был заделан бетоном, но со временем рассыпался, вода течет на головы жильцов второго этажа, – рассказала Ирина Романкевич, жительница дома № 43 на Краматорской. – Пришли коммунальщики и залили дыру монтажной пеной. Мы всю зиму тряслись с окнами, забитыми фанерой; с неисправной электропроводкой – что из-за обогревателей может вспыхнуть пожар. А у нас же дети… Между тем счета за коммуналку приходят как за полноценную квартиру. Не знаем, как дальше жить.

– А люди что сделали? Они должны были вместе с управляющей организацией найти источник финансирования и принять меры к усилению конструкций дома, чтобы сейчас проживать безопасно, – говорит глава Орска Андрей Одинцов. – На владельцах лежит ответственность за сохранность их собственности. Когда мы переселяли людей по программе, то отдавали в собственность новые квартиры даже тем, у кого долги за жилье и коммунальные услуги накопились по 200-300 тысяч рублей. В домах, о которых вы говорите, за коммунальные услуги платят 20-30 процентов собственников, поэтому дома и приходят в негодность. Но спрашивают потом с муниципалитета, почему дом разрушается. Вопрос надо задавать и жителям: почему они неплатежами доводят свою собственность до такого состояния? Мы готовы отвечать, но только на паритетных началах.

Татьяна Петрова