Прямая линия с Президентом. 13 ключевых моментов

В среду минувшей недели Президент России Владимир Путин вышел в эфир национальных телеканалов и радиостанций для общения с гражданами.

Эта прямая линия  семнадцатая по счету, первая была в самом начале нынешнего века. При ее подготовке  поступили более 1,5 миллиона обращений. Около миллиона из них были получены по телефону, остальные преимущественно в виде СМС м ММС-сообщений.

Стенографический отчет по ней занимает чуть ли не сто страниц . Редакция подготовила для читателей публикацию по Прямой линии президента, выделив ключевые моменты в ответах главы государства на обращения и вопросы граждан.

 

  1. Национальные проекты, доходы населения, ЖКХ

– В ходе текущей работы более или менее понятно, даже не более или менее, а понятно, что людей волнует. Но когда идёт подготовка к прямой линии, тогда, конечно, становятся более очевидными некоторые вещи, которые для людей являются особенно важными и острыми на данный момент времени. Сейчас – это не секрет тоже никакой, никакого секрета не открою – прежде всего уровень жизни, уровень доходов, здравоохранение. И потом вот эта тема, которая сейчас только что, я услышал, это работа с отходами, с мусором и так далее. Вот эти в основном. ЖКХ.

Для того, чтобы добиться максимального результата для наших людей, для наших граждан, для развития экономики, мы организовали работу в рамках так называемых национальных проектов. Конечная цель всех этих мероприятий заключается в том, чтобы поставить экономику на новые рельсы, сделать её высокотехнологичной, повысить производительность труда и на этой базе поднять уровень жизни наших граждан, обеспечить безопасность нашего государства на длительную историческую перспективу.

Прежде всего нам нужно было понять, за счёт чего мы будем добиваться этого результата, где источники финансирования тех мероприятий, которые должно обеспечить государство. К сожалению, в том числе Правительство пошло и на повышение НДС с 18 до 20 процентов. Это, повторяю, в том числе для того, чтобы наполнить государственный бюджет, сделать первые шаги, которые за государством обязательно числятся, – это развитие инфраструктуры. Скажем, кто будет строить железные дороги, или мосты, или шоссейные дороги, автомобильные, подводить электричество и так далее. Это без государства невозможно сделать, так же как невозможно осуществить некоторые другие структурные вещи. А потом принимали решение, считали, сколько нужно для того, чтобы обеспечить толчок в развитии тех или иных отраслей и вывести на новый уровень доходы граждан.

Ещё раз, к сожалению, пришлось пойти на такие не очень, скажем, приятные меры, но мы изначально рассчитывали, что это может и обязательно приведёт к неблагоприятным, условно, последствиям на очень короткий промежуток времени. В целом Правительство, Центральный банк оказались правы, и на полгода у нас, к сожалению, подросла инфляция. Сейчас мы видим, что и производство начало расти, и инфляция ушла, уже, по последним данным, позавчерашним, по-моему, ниже пяти процентов опустилась, и доходы начали…

Мы довели минимальный уровень оплаты труда – МРОТ [минимальный размер оплаты труда] до прожиточного минимума – это 11 280 рублей.

И если человек работает на полную зарплату, ему не могут, не имеют права платить меньше этой суммы.

Напомню, что несколько лет назад мы столкнулись сразу с несколькими шоками. Это даже не внешние шоки, связанные с так называемыми санкциями или с внешними ограничениями, а с ситуацией на рынке в отношении наших традиционных экспортных товаров – это нефть, нефтепродукты, газ, вообще углеводороды, металлы, удобрения, химия вообще и другие товары. Поэтому у нас произошёл такой малоприятный элемент в экономике и в социальной сфере. И действительно, реальные доходы граждан сокращались в течение нескольких лет. Самый большой спад был в 2016 году, по-моему.

Сейчас постепенно доходы начали восстанавливаться. Нам нужно разделить два понятия: реальные располагаемые доходы населения и заработная плата. Смотрите, что происходит. Реальные располагаемые доходы, которые, как статистика показывает, что они падают, состоят из многих показателей – это из доходов и расходов. Один из показателей расходов на сегодняшний день – это выплаты по кредитам, и банки предоставляют сейчас кредиты гражданам, условно говоря, под залог 40 процентов заработной платы, что, конечно, чревато. Центральный Банк обратить на это внимание, потому что нам не нужно в экономике «надувать» этих пузырей. Тем не менее граждане берут, потом платят, и это уходит в минус, влияет на реальные доходы населения.

Что касается заработных плат. Смотрите, что там происходит. Рост есть и в номинальном выражении, и в реальном выражении. В номинальном выражении это выглядит так: в 2017 году была начисленная заработная плата в экономике 39 с небольшим, 39,2 тысячи, а в этом году уже почти 45,7, последние данные в последнем месяце – 48,5.Я сразу хочу оговориться, хочу, чтобы на меня люди, которые сейчас сидят в интернете или у телевизора, не сердились за то, что у них нет таких заработных плат. Это естественное дело, я говорю о средних цифрах. Унас просто формат нашей встречи не позволяет говорить три часа или пять часов по каждой отрасли, по каждому региону отдельно. Поэтому и я, и некоторые другие коллеги, мы вынуждены пользоваться средними цифрами, но они всё-таки показывают тенденцию. Так вот, какова эта тенденция? Было 39 с небольшим, сейчас почти 45 тысяч начисленная заработная плата.

По реальной заработной плате. Она считается по темпам роста. В 2018 году темп роста был 8,5 процента, сейчас у нас 2, в мае посчитали – вроде 2,8.Почему в прошлом году был такой рост? Во-первых, это восстановительный рост, я считаю. Во-вторых, всё-таки все уровни власти старались выполнить указы 2012 года и даже в конце года начали начислять, начислять, начислять.

Мы, как я уже говорил, повысили минимальный уровень размера оплаты труда, повысили его до прожиточного минимума. Кстати говоря, в первом случае при повышении заработной платы это коснулось 44 миллионов человек. Так или иначе, много или мало люди получали, но повышение коснулось 44 миллионов человек.

Потом повышение МРОТ – это ещё 3,7 миллиона человек коснулось. В этом году мы проиндексируем денежное довольствие военнослужащих. И по пенсиям наверняка будут вопросы, но я прямо сейчас скажу, поскольку, безусловно, и обеспечение пенсионеров нормальным доходом – это один из приоритетов государства, и, безусловно, мы будем за этим следить. В этом году индексация страховых пенсий по старости составила 7,05 процента при инфляции прошлого года 4,3 процента. Это первое.

Второе. С 1 апреля текущего года мы повысили на два процента государственные пенсии и социальные пенсии в связи с ростом прожиточного минимума пенсионеров. С 1 октября текущего года будут повышены пенсии военным пенсионерам на 4,3 процента.

Вообще-то генеральный способ решения проблемы – это даже не государственные вливания туда или сюда, в какую-то отрасль.

Генеральный способ – это повышение производительности труда, развитие экономики и на этой базе увеличение и улучшение уровня жизни граждан, именно на этой базе. А всё остальное – это сопровождающие вещи, потому что откуда государство деньги возьмёт? Тоже из того, как работает экономика.

…Можно было бы не концентрировать ресурсы, усилия (административные и финансовые ресурсы) на конкретных направлениях, а просто жить по волнам, отвечая на требования сегодняшнего дня, реагируя на проблемы, которые возникают.А можно построить работу по-другому. Можно и нужно, на мой взгляд, понять, что является главным для того, чтобы обеспечить нам такое прорывное развитие, что является главным с точки зрения мировых тенденций и что мы должны сделать и чего мы должны добиться для того, чтобы поднять уровень жизни граждан.

Повторяю ещё раз: это вообще ключевой элемент всех национальных проектов, для этого они и созданы. Главное, повторю ещё раз, – наверное, в ходе сегодняшней беседы несколько раз вернёмся к этому, – нам нужно изменить структуру нашей экономики, нам нужно, безусловно, сделать её высокотехнологичной, цифровой, включать элементы искусственного интеллекта, развивать беспилотники, развивать инфраструктуру.

Всё только для чего? Для того, чтобы толкнуть производительность труда и на этой базе обеспечить рост благосостояния граждан. Всё это разбито по отдельным направлениям, на каждое направление (это счётные позиции): сколько нужно денег на дороги (посчитали, что нужно 6,5 триллиона рублей до 2024 года); сколько нужно на то же здравоохранение, чтобы успешно обеспечить; что надо на образование, науку и так далее и тому подобное?

По каждому направлению есть индикаторы, которых мы должны добиться. И, разумеется, будем оценивать и свою собственную работу. Я буду оценивать работу своих коллег по тому, чего нам удастся добиться.

И в этом году, кстати говоря, и в следующем, и так до 2024 года. На этом работа, безусловно, не заканчивается, но мы должны иметь реперные точки перед собой, они есть. И в принципе я считаю, что и люди работают достаточно напряжённо.Результаты должны чувствоваться уже сейчас, в этом году, в следующем и так далее. Это должно отражаться и на уровне доходов, и на заработных платах. Мы видим, что проблемы есть, но я показываю, что и тенденции положительные тоже имеются. Это первое.

Второе. По тем вопросам, которые мы сейчас обсуждали, здравоохранение, мы ещё не касались науки и образования и так далее, туда же тоже должны вкладываться деньги и уже вкладываются.

И на первом этапе, я говорил, сознательно пошли на то, что есть некоторые внешне негативные факторы, но это позволило нам сконцентрировать ресурсы, направить их на эти направления, направить их по нужным направлениям и добиваться результата и в конечном итоге обеспечить толчок, прорыв. Вот на это весь расчёт в рамках работ по национальным проектам.

А что касается персональной ответственности, все коллеги знают, что персональная ответственность в данной работе необходима и она на плечах каждого коллеги, который отвечает за то или иное направление.

 

2. Здравоохранение: очень много вопросов.

– Когда мы говорим о здравоохранении, то мы должны иметь в виду, что, несмотря на проблемы, а проблем здесь много, как в любой отрасли, которая напрямую касается людей, работает с людьми и помогает людям, проблем очень много, но в принципе отрасль развивается.

Какие основные вопросы, которые мы должны решать, на что нужно обратить внимание особое.

Первое – это доступность первичного звена здравоохранения. Здесь Вы говорили о ФАПах, сейчас я об этом скажу.Второе – это специалисты и их дефицит, специалистов, по конкретным направлениям.И третье – лекарственное обеспечение. Вот три основные проблемы. Их много вообще, больше, чем эти, но три, я считаю, основные.

Первое, что касается доступности первичного звена здравоохранения, что здесь происходит. Действительно, в некоторых регионах Российской Федерации мы наблюдаем снижение этого первичного звена в виде амбулаторных отделений. Количество ФАПов при этом сократилось более чем на 2 процента, а количество в амбулаторной сети в целом по стране выросло на 26, но в некоторых регионах, а их всего где-то 15–16, 18 регионов, мы наблюдаем значительное снижение первичного звена здравоохранения, как раз этой амбулаторной части, амбулаторной сети. Это, кстати говоря, в том числе и достаточно благополучные регионы, и возглавляют их люди очень опытные уже и эффективные на самом деле руководители.

Второе. Мы говорим про ФАПы, они очень важны и, безусловно, должны быть поддержаны. В ближайшее время планируется строительство 390 новых ФАПов и ремонт 1200 имеющихся, но ремонт солидный, капитальный.Затем в малых населённых пунктах развивается мобильная медицинская помощь. Уже 3800, по-моему, бригад создано, и в ближайшие несколько лет, в ближайшие три года планируется ещё запустить работу примерно 1300 таких мобильных бригад. Во-первых, оборудование надо закупать, собирать команды специалистов и так далее. Это всё будет делаться с точки зрения обеспечения доступности в первичное звено здравоохранения.

Конечно, здесь нужно развивать и систему докторов на селе, фельдшеров на селе, мы им платим там соответственно по миллиону и по 500 тысяч рублей, тем, кто земский доктор, как мы называем, земский доктор, земский фельдшер, кто хочет работать.

Врач сейчас в одном из регионов обозначил одну из существенных проблем – жильё. Вот жильём нужно заниматься. Мы из федерального бюджета выплачиваем деньги, миллион и 500 тысяч, а жильём должны заниматься региональные и местные власти. Мы много раз об этом говорили. И они должны предусмотреть деньги в своих бюджетах на эти цели, иначе, конечно, люди будут уезжать.

Следующая проблема – это кадры. Действительно, существует до сих пор дефицит специалистов – 25 тысяч, средний медицинский персонал – 130 тысяч. И одна из ключевых задач в этом смысле, конечно, повышение уровня заработной платы. Опять же сейчас скажу, что я слышал сейчас, что заработные платы низкие. В целом по стране они растут, у врачей в этом году уже они выросли и где-то чуть-чуть не догоняют 77 тысяч. В целом по стране, это Москва, Петербург, здесь большие заработные платы. Есть регионы, где очень маленькие зарплаты, и нам, безусловно, нужно это выравнивать.

Ну и лекарственное обеспечение, это, конечно, чрезвычайно важная вещь, особенно по жизненно важным лекарствам.О чём идёт речь? Смотрите, из двух источников мы обеспечиваем лекарствами граждан страны: это федеральный источник и региональный.

Федеральные деньги в этом году в феврале полностью перечислены в регионы Российской Федерации, тем не менее мы наблюдаем сбои по некоторым лекарствам. Кстати, по разным лекарствам разная ситуация: по онкологии – одно, по диабету – другое.

Что мы видим? Мы видим, что во многих субъектах Российской Федерации не вовремя организуется соответствующая процедура по покупке, аукционы не вовремя проводятся, нет достаточно хорошо налаженной системы информации даже в рамках одного региона.

Проверили, да. Что получилось? Что увидели? Склады завалены лекарствами, а до потребителя не поступают. Почему? А потому что в распределительной сети просто нет информации о том, что на складах делается. Нужно наладить информационную работу. Нужно, безусловно, как я уже говорил, переходить к современным способам работы с людьми.

Вот эта «Бережливая поликлиника», я был в некоторых регионах, смотрел, действительно, существенным образом повышает качество обслуживания людей. И увеличивается, кстати, и сразу мощно, количество людей, которые проходят через медицинское учреждение. Резервов здесь очень много.

Что касается опять регионального звена. Часть жизненно важных препаратов закупается в регионах. К сожалению, только в семи из них по полному списку. Во всех остальных список этих жизненно важных, необходимых людям лекарств сокращается, просто не закупаются.

Здесь, наверное, много причин, но руководители регионов, хотел бы это сказать особо, должны понимать, в чём и где находятся приоритеты. Одно дело строить что-то, может быть, и важные вещи строить и дать строителям на этом заработать и рабочие места создать и так далее. Но совершенно другое дело, когда речь идёт о здоровье и жизни людей. И это безусловный приоритет, об этом нужно подумать.

 

3. О реформе мусорной

– Это большая проблема у нас. Она возникла не вчера. Мы много раз об этом говорили, возвращались к этому. Кстати говоря, говорить-то и заниматься этим начали буквально года два-три назад. Как это ни странно прозвучит, но это факт, толчком была как раз очередная «Прямая линия». Выяснилось, что мы десятилетиями накапливали мусор, отходы бытовые, и никто этим как следует никогда не занимался.

Хочу Вам сказать (специалисты это знают точно, широкая публика, может быть, не догадывается), мы генерируем ежегодно 70 миллионов тонн отходов, 70 миллионов. На самом деле никто не занимается в таком промышленном смысле переработкой этих отходов. Это огромная проблема, тем более что полигоны скапливались десятилетиями ещё с советских времён.

Усугубляется это ещё и тем, что у нас общество превратилось всё-таки в значительной степени в общество потребления, даже несмотря на то, что доходы в предыдущие годы упали, реальные, но сейчас восстанавливаются. Тем не менее в целом у нас общество потребления. Новые упаковки появились, кроме бумаги упаковочной или картона много пластика сейчас применяется. В Тихом океане целые острова величиной со среднюю европейскую страну образовались. Эффект линзы работает таким образом, что влияет на климат на всей планете уже. Для нас это огромная проблема, поэтому, конечно, мы будем этим заниматься.

Растут тарифы. Я вот смотрел вчера вопросы к сегодняшней линии. Много вопросов в связи с ростом тарифов. Отчасти, может быть, это и неизбежно, потому что нужно иметь хотя бы первичные деньги для того, чтобы начать систему работы. Но люди должны видеть результаты, конечно. И это не тот случай, когда нужно оттягивать на 20 лет. Вот эти результаты как раз люди и должны почувствовать сейчас.

Совсем недавно мы приняли решение, я согласился предоставить губернаторам право выбирать, кто будет работать на этих контейнерных площадках: или управляющие компании соответствующего дома или квартала, или так называемые региональные операторы, регоператоры. Некоторые считают, что региональным операторам не дотянуться будет до этих контейнерных площадок, а некоторые считают, что, наоборот, лучше, если будет ответственность в одних руках.

На самом деле мне безразлично, но многие губернаторы считают, что лучше регоператоры пускай делают. Пусть делают, только пусть они этим занимаются. Конечно, надо внимательно посмотреть на эти картинки, откуда они взялись. Много таких вещей. Надеюсь, что нам удастся это сделать, навести там порядок в ближайшее время. И конечно, несмотря на то что это вроде непривлекательная тема – мусор, но и я тоже буду за этим поглядывать.

…Хотя есть некоторые вещи, на которые мы должны обратить внимание. Скажем, никто раньше вообще не считал, сколько стоит вывоз мусора. Это первое.

Во-вторых, сегодня никто не хочет, чтобы рядом с домом были какие-то свалки или полигоны, значит, приходится их везти подальше, а это тоже деньги, это же транспорт надо использовать, горючку надо тратить на это и платить водителям и так далее и так далее.

И повторяю ещё раз, самое важное – чтобы нашёлся, в конце концов, хозяин: либо это управляющая компания, либо региональный оператор. Это, безусловно, нужно сделать. В этом случае надо проверить. Я обязательно попрошу ФАС, чтобы они обратили на это внимание.

У нас такая программа есть, рассчитана на несколько лет, предусматривает строительство 200 комплексов по переработке мусора. Общий объём финансирования – чуть больше 300 миллиардов рублей, примерно одна треть из бюджета, а всё остальное – это средства, которые должны быть привлечены из бизнеса. Вот эти средства из бюджета, они заложены в бюджет, и мы обеспечим это финансирование.

 

4. Поддержка многодетных семей

– Совсем недавно ввели такую меру поддержки, которой раньше никогда не было: мы начали выплачивать деньги семьям, где появился первый и второй ребёнок. На второго ребёнка у нас маткапитал, а на первого никогда не было такой меры поддержки. Причём она, в принципе, достаточно существенная – это в объёме прожиточного минимума ребёнка в регионе. В среднем, я хочу оговориться опять, – это средняя величина. В каждом регионе по-разному, но в среднем это сегодня 10,5, уже около 11 тысяч рублей. Эту поддержку получают семьи, где появился первый и второй ребенок. На первого ребёнка – напрямую из бюджета, на второго, если семья хочет, можно взять из маткапитала. И получают семьи, как говорят, по нуждаемости. Это семьи, где на человека приходится доход в полтора прожиточных минимума на работающего взрослого человека в регионе тоже. Минимальный размер оплаты труда в целом для страны у нас приравнен к прожиточному минимуму, и составляет в среднем 11 280 рублей. Полтора прожиточных минимума на человека. Сколько это? 17. Примерно посчитаем, 17 плюс 17 – около 34 тысяч. Вот если в семье 34 тысячи, то сегодня семья имеет право на получение этой поддержки в объёме 10 тысяч в среднем, повторяю, по стране. Это прожиточный минимум ребёнка.

Сейчас мы уже практически приняли решение, мы говорили об этом с Правительством, с Председателем Правительства. Он, выступая в Государственной Думе недавно с отчётом Правительства перед парламентом, сказал о том, что мы будем увеличивать количество семей, которые получают эту меру поддержки, получают это пособие.

Каким образом? С 1 января 2020 года распространим эту меру поддержки не только на семьи, где полтора прожиточных минимума на человека, а на те семьи, где два прожиточных минимума на человека. Теперь по поводу вот этих 50 рублей, о которых здесь и на экране я прочитал, и женщина рассказала, мамочка молодая рассказала о своей ситуации. Действительно, вот эта первая мера – от нуля до полутора лет, а вот от полутора до трёх – эта категория семей у нас выпадала.

Поэтому мы в последнее время искали решение. Я считаю, что оно найдено, фактически решение состоялось уже. Мы будем выплачивать деньги семьям, тоже по нуждаемости, в зависимости от дохода, которые имеют детей от полутора до трёх лет, тоже в размере прожиточного минимума ребёнка. Не решён только один вопрос, а именно: каким семьям, с каким доходом? Либо с доходом полтора прожиточного минимума на человека, либо два.

Если мы с 1 января 2020 года будем уже с нуля до полутора лет выдавать семьям с доходом в два прожиточных минимума, а это значит, что у нас в эту меру поддержки попадут 70 процентов семей, – это уже заметно будет.

Наконец, думаю, что в ближайшее время мы просто оформим это решение окончательно. Но есть ещё одна мера поддержки, она распространяется на регионы с негативной демографической ситуацией, но таких регионов уже 65. И там на третьего ребёнка тоже выдаётся помощь в размере прожиточного минимума ребёнка.

Мы продолжим эту меру поддержки, но я бы просил Правительство обратить внимание на регионы Сибири и Урала. Они пока не включены в число этих 65 регионов, но надо посмотреть, на самом деле, что там происходит с демографией.

 

5. Экономика и санкции

– По экспертным данным, в результате всех этих рестрикций (ограничений, санкций) Россия, начиная с 2014 года, где-то недополучила около 50 миллиардов долларов, Евросоюз потерял 240 миллиардов долларов, США – 17 миллиардов долларов (у нас с ними небольшой торговый оборот), Япония – 27 миллиардов долларов. Это всё же отражается на рабочих местах в этих странах, в том числе и в странах Евросоюза: они теряют наш рынок.

Эти наши потери я назвал, они приблизительные. Тем не менее, допустим, мы с этим согласились, но кое-что мы и получили. А что именно? Во-первых, мы должны были (и мы это сделали) включить мозги по поводу того, что и как нам нужно делать в высокотехнологичных секторах экономики.

И у нас программы так называемого импортозамещения – 667 миллиардов рублей. Это заставило нас развивать даже те направления, где раньше у нас не было компетенции. Допустим, у нас в РСФСР (в Советском Союзе) и в новой России никогда не было отечественного морского двигателестроения, мы закупали это за границей. Оказалось, что недостаточно уметь производить двигатели вообще, а морские двигатели – это особая история, это отдельная наука, отдельная отрасль, отдельная компетенция. Мы за несколько лет это сделали. У нас появились свои двигатели, причём не только не уступающие, а в чём-то превосходящие западные аналоги, а также по очень многим другим направлениям: например, транспортное машиностроение, энергетическое машиностроение, я уже не говорю про сельское хозяйство.

Смотрите, если бы мне, да и каждому из здесь сидящих в зале десять лет назад сказали, что мы будем экспортировать, как в прошлом году, сельхозпродукции на 25,7 миллиарда долларов, мы бы рассмеялись в лицо тому, кто это сказал. Сегодня это факт, и, больше того, мы стремимся к тому, чтобы к 2024 году этот сельхозэкспорт у нас составил уже 45 миллиардов долларов, и думаю, что это достижимая цифра. Добьёмся мы или нет – это, конечно, вопрос, но к этому надо стремиться, это реалистичный план. Так что по многим направлениям это нас мобилизовало.

Теперь по поводу того, если мы, – о примирении речи не идёт, – если мы полностью сдадимся и наплюём на свои национальные, фундаментальные интересы, будут ли какие-то изменения. Может быть, какие-то внешние сигналы будут, но кардинально ничего не изменится. Поэтому, если мы хотим занять достойное нас место под солнцем, мы должны просто становиться сильнее, в том числе и прежде всего в сфере экономики.

 

6. От острых вопросов не уходим

— Извините, пожалуйста. Всё-таки я отреагирую на некоторые вещи, которые увидел на экране. Это вопросы политического характера, чтобы не было впечатления, что мы уходим от этих вопросов. Например, достаточно острый: «Куда нас ведёт эта банда патриотов из «Единой России»?

Я считаю, когда люди берут на себя ответственность, в том числе за принятие не очень популярных, но чрезвычайно нужных стране решений, это значит, что это зрелые люди, которые ставят своей целью, целью своей жизни, целью своей политической карьеры укрепление страны и улучшение жизни людей, в конечном итоге.

Я не буду называть бандой тех людей, которые были у руля в 90-х годах, но хочу отметить, что за это время у нас полностью развалилась социальная сфера, промышленность, оборонка – мы утратили оборонку, мы практически развалили Вооружённые Силы, довели страну до гражданской войны, до кровопролития на Кавказе, и поставили страну на грань утраты суверенитета и развала – надо прямо об этом сказать.

Поэтому, конечно, далеко не все люди, которые работали в 90-е годы, несут за это ответственность, но наверняка, если ведь это произошло, есть и такие, которые должны нести за это ответственность. Повторяю, я не хочу называть их бандой, но это результат их работы.

 

7. Фермерство, бизнес, власть

– Объём товарной продукции фермерских хозяйств вырос за последнее время на 45 процентов. Это, в принципе, приличный рост, и без поддержки государства это было бы невозможно.

Общий объём поддержки сельхозотрасли в прошлом году был 254 миллиарда рублей, в этом году свыше 300 – 303 миллиарда. Имею в виду и поддержку экспорта. А из всего объёма этой поддержки где-то примерно 45 процентов приходится на крупные хозяйства, а на фермерские хозяйства – 16 процентов. Объём рынка, который занимают фермеры – они всё больше и больше дают продукции, – на сегодня 12 процентов.

Что это означает? Это означает, что объём поддержки больше, чем рынок, который сейчас фермеры занимают. То есть это как бы говорит о том, что государство подталкивает к дальнейшему развитию. Если – я думаю, что это произойдёт, причём в самое ближайшее время, – фермеры достигнут объёма поддержки на рынке, это будет уже не 12, а 16 процентов.

Фермеры – вообще это сфера деятельности, это абсолютно органичная часть всего сельского хозяйства страны.

…Как только начинаются какие-то сбои в экономике, проблемы начинаются, тут же возрастает роль государства. Как только накопления возрастают, как только ситуация успокаивается, сразу государство из экономики уходит. Это везде, во всех странах мира происходит. И у нас это всегда происходило в кризисные времена.

А вот страны со смешанной экономикой развиваются, кстати, быстрее, чем другие: Китай, отчасти Индия. В Китае сейчас поменьше темпы роста экономики, чем в Индии, но всё равно остаётся одним из локомотивов мировой экономики. Да и Индия тоже.

Но главное, на что нужно обратить внимание, и мы вчера тоже разговаривали на этот счёт и с Министром экономики, я согласен полностью, – мотивация. В какой бы системе человек ни работал – либо в плановой административной, либо в рыночной, – мотивация должна быть обеспечена. Только тогда мы сможем решать задачи, которые стоят перед страной.

 

8. Ответ на вопрос по мобильному

– Извините, пожалуйста, я тоже отреагирую здесь на некоторые СМС, или что там на экране идёт: «Когда чиновники будут получать зарплату, как рядовые работники?» Знаете, я много видел таких обращений. Представим себе, что министр будет получать, как рядовой работник. Как бы ни было, я говорю об этом с болью в сердце, мне бы очень хотелось… Помните известную шутку: «Мы должны работать не для того, чтобы не было богатых, а для того, чтобы не было бедных». Мне бы очень хотелось, чтобы доходы рядового работника повышались.

В чём может быть засада, если мы сейчас просто возьмём и резко понизим уровень заработной платы чиновников, министров или даже руководителей крупных государственных компаний? Мы просто не найдём достаточно квалифицированных кадров. Они все разбегутся по частным конторам или за границу уедут, и в конечном итоге это отразится на благосостоянии страны и этих рядовых работников, о которых мы говорим, потому что не будет приниматься эффективных решений, не будут формулироваться планы развития и некому будет их реализовывать. Ведь человек должен получать от уровня своей квалификации, от уровня своих деловых, личных качеств и так далее и, конечно, от результатов своей работы – это само собой разумеется.

Но в чём я согласен – это то, что это не должно быть запредельно, разница не должна быть колоссальной. Кстати, в том же здравоохранении или даже в образовании первые лица получают в 10 раз больше, я даже не говорю сейчас о министрах, в 10 раз больше, чем рядовой сотрудник больницы какой-либо или образовательного учреждения. Это недопустимо, конечно, на это совершено точно нужно обращать внимание.

 

9. Коррупция: нет печатных слов

– Во-первых, конечно, я чувствую ответственность за это безобразие. Если бы я не чувствовал, вы бы ничего не знали, так же, как происходит в некоторых странах до сих пор, так же, как у нас бывало. Знаете, всё время встаёт альтернатива и часто мне говорят: «Может быть, мы это прикроем? Может быть, это закроем?» – потому что будут вопросы, подобные Вашему.У меня всегда на это только один ответ: нет. Если мы имеем дело с преступлением, с коррупцией, с наживой за счёт граждан, то, во-первых, мы должны это всегда доводить до конца, во-вторых, это нужно делать гласно.

И мы будем делать и продолжать это делать гласно. Откуда берутся эти деньги? Понятно, из коррупционных схем, из бизнеса. Кстати сказать, здесь, как правило, обе стороны виноваты: одни тащат, другие берут.

Действительно, когда узнаешь о миллиардах (коррупционных-редактор), просто нет слов, во всяком случае, печатных.Повторяю еще раз, это не должно нас останавливать в борьбе с этим явлением. Кстати говоря, эта тема есть во многих странах, практически во всех. Посмотрите, в тех же Штатах и бизнесу, и коррупционерам дают по 70, по 100, по 150 лет тюрьмы. Это бессмысленно, но достаточно жестко и публично тоже эта работа идет. И у нас мы будем делать то же самое.

А на самом деле число коррупционных преступлений снижается. И снижается, я думаю, в значительной степени благодаря тому, что мы действуем последовательно и бескомпромиссно, и так будем делать дальше.

10. О мире

– Вообще не грех вспомнить, чему нас древние учили: «Хочешь мира – готовься к войне». Потом есть и другое известное выражение: «Тот, кто не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую».

В целом что бы я хотел сказать. Во-первых, Россия не является лидером по расходам на вооружение. Смотрите, нас значительно опережают Соединенные Штаты, которые тратят, по-моему, 720, сейчас уже запрос делается чуть ли не на 750 миллиардов долларов.

На втором месте Китайская Народная Республика со 117 миллиардами долларов расходов. Дальше идут, представьте себе, Саудовская Аравия нас обгоняет, Великобритания, Франция, Япония и только на седьмом месте по расходам в абсолютных величинах Россия, по-моему, 48 миллиардов долларов в долларовом эквиваленте. Но что самое любопытное, это то, что мы единственная великая военная держава, а это так и есть, которая сокращает военные расходы.

Но что любопытно, и на что мы должны, безусловно, обратить внимание и чем должны гордиться, что, несмотря на эти достаточно скромные военные расходы, мы обеспечиваем не только военный и ядерный паритет, но оказываемся еще на два-три шага впереди наших конкурентов, потому что ни у одной страны мира нет такого современного технологичного оружия, как наше, имею в виду нашу гиперзвуковую ракетную технику.

Это то, на что мы тоже должны обратить внимание. Это как раз то обстоятельство, которое должно у нас вызывать гордость за нашу страну, и чувство уважения к людям, которые работают в области обороны и науки, оборонного производства, и к людям, которые занимаются военным строительством, организацией военного строительства.

Я прочитал здесь еще одно сообщение, где утверждается, и правильно утверждается, что в современном мире мощь государства определяется не столько «посейдонами» и «пересветами», другим оружием, сколько экономической мощью.Абсолютно правильно, именно для этого мы и выстраиваем работу, чтобы обеспечить нашу экономическую мощь в рамках национальных проектов.

 

11. «Одну секундочку»

– Я здесь прочитал любопытную информацию. «В свое время Ельцин – это было написано, – понял, что нужно, чтобы Примаков возглавил Правительство. Сейчас считаете ли Вы необходимым, чтобы господин Грудинин возглавил Правительство?»

У Примакова не было счетов за границей, он не занимался бизнесом, Евгений Максимович был абсолютно чистый и прозрачный человек. Поэтому прежде чем принять такие кадровые решения, как предлагается, нужно хорошо подумать. И надо, для начала, вывести деньги из офшоров.

 

12. Речь снова о здоровье

–У нас, к сожалению, доступа к чистой хорошей воде не имеют миллионы человек, миллионы. У нас целая программа создана по доступу и по обеспечению людей чистой и качественной водой.

А в целом хотел бы коллегам-губернаторам сказать еще, что надо, конечно, подключаться к этим программам, которые на уровне Федерации сейчас осуществляются. Но нужно пользоваться современными методами очистки воды. У нас крупные наши предприятия, в том числе, работающие в сфере оборонно-промышленного комплекса, одно из наших ведущих предприятий, МИТ, Московский институт теплотехники сделал замечательное открытие, изобретение по очистке воды, причем эффективно работающее. Никак им не пробиться в регионы. Обращаю внимание коллег в регионах на то, что нужно пользоваться такими технологиями, в том числе и той, о которой я сказал.

Я уже говорил в начале, где-то в середине нашего разговора, если что-то не происходит, я исхожу из того, что в этом есть и часть моей собственной вины. Конечно, я не собираюсь закрывать глаза на то, что должно быть сделано на уровне министерств, ведомств и на уровне регионов. Коллеги должны отвечать за тот комплекс вопросов, который входит в их прямую компетенцию.

 

13. Из блиц-вопросов

– Какая главная проблема сейчас в России?

– Смотрите, я в самом начале и в середине нашего разговора к этому возвращался. Если исходить из того, что главное, что мы должны сделать разными способами в ходе реализации нацпроектов – добиться повышения производительности труда и на этой базе решать вопросы, связанные с благосостоянием людей, то, конечно, одна из ключевых проблем – это рост производительности труда, которым мы обязательно должны заняться.

Полный текст отчета доступен на http://kremlin.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.