«Голодная» кража

На минувшей неделе на одном из федеральных телеканалов промелькнула новость о том, что 60-летняя пенсионерка из Ивановской области совершила кражу: она пробралась в дом к соседям, откуда унесла масло и сахар. Новость могла бы остаться незамеченной, если бы не одно «но»: стало известно, что старушка пошла на такой шаг от отчаяния. Ей просто нечего было есть.

Пенсия маленькая, еле хватает на оплату коммунальных услуг. Поэтому голод взял верх над стыдом и здравым смыслом. На суде старушка рассказала, что ей никогда не было так стыдно и она сожалеет о своем поступке. Следователи установили: женщина едва сводит концы с концами. Пенсия копеечная, а недавно появилась еще одна статья расходов – у нее сломался холодильник, поэтому пришлось влезть в кредит, чтобы купить новый. Из-за всего этого старушка и решилась на преступление. А согласно российским законам, такое преступление относится к тяжким, направленным против собственности, и максимальное наказание – 6 лет лишения свободы. Однако прокуроры вошли в положение женщины и затребовали для нее год лишения свободы условно. Кстати, ущерб, который старушка причинила соседу, – 70 рублей.

Почему в нашей стране такой уровень пенсий, что в старости люди не могут позволить себе жить достойно? В той же Германии пожилые люди после выхода на пенсию ездят в путешествия, ходят в кафе и рестораны. А у нас человек может отработать всю жизнь, иметь большой стаж – и получать пенсию в 8 тысяч рублей. Как прожить на такую сумму при условии, что нужно кушать, одеваться и платить за коммунальные услуги? И все это происходит не только в далекой Ивановской области, но и в нашем Орске. Очень часто возле крупных торговых центров можно заметить бабушек, просящих милостыню. Разве от больших доходов они это делают? Я сама не раз замечала, как эти старушки, постояв на входе, затем идут в магазин и покупают самые дешевые продукты – хлеб, молоко, маргарин… А на остановке «Ул. Станиславского» возле табачного киоска временами стоит маленькая, худенькая старушка, одетая совсем не по погоде. Она ничего не говорит, ничего не просит, просто стоит и будто бы чего-то ждет. Когда увидела ее в первый раз, у меня на глаза навернулись слезы. Чем она заслужила такую жизнь? Когда протягивала ей деньги, в голове промелькнула мысль, что, возможно, и я лет в 60 буду так же стоять в мороз на остановке и просить милостыню. А каждый ли из нас, ныне молодых, может быть уверен в своей безбедной старости? Вдруг и нам пенсии не будет хватать на еду и от безысходности придется красть у соседа пачку масла?..

Юлия Виноградова