Огонь, вода и медные трубы орских слесарей

– Приплыли: газ кончился! – откладывая в сторону сварочный аппарат и снимая специальные очки, говорит Муса Байбулатов.

– Мало заправили? – спрашиваю у сварщика.

– Нет, много жгли…

Но уже буквально через минуту полетели от трубы светящиеся искры: слесари умело и скоро заправили баллоны на улице.

В то утро мы дежурили со слесарями-сантехниками управляющей компании «Ленинская» на участке, что расположен на улице Школьной, 11а. Обслуживает его ЛКС-3. Здесь трудится четыре слесаря и один сварщик, хотя по штатному расписанию вторых должно быть больше. Просто в последние годы в коммуналку, особенно туда, где нужно ковыряться в грязи, не очень-то охотно идут.

Но те, кто приходит, работают. Байбулатов, управляя тачкой с наставленными на нее баллоном, увесистой бадьей для карбида и всевозможными шлангами, шествует впереди. Слесари Анатолий Никитин и Федор Чернов чуть поодаль несут полутораметровый отрезок трубы. Бегут так, что мы с мастером участка Ольгой Силиной не поспеваем за ними: у слесарей на сегодня много заявок. Управятся ли до семи вечера?

– У нас на обслуживании тридцать три дома, – на ходу рассказывает Ольга Петровна. – Фонд старенький, но неплохой. На шестнадцати домах установлены бойлеры. Они, конечно, сложны в обслуживании, но с ними проще при запуске тепла, ведь к ним подключен теплоноситель круглый год.

Тем временем слесари спешат в дом на Краматорской, 6, который временно пришлось отключить от тепла.

– Начали пускать отопление – участок розлива пришел в негодность, – поясняет Силина. – Нужно его заменить, чтобы к выходным во всех квартирах пятиэтажки было тепло.

– А почему не рвануло во время опрессовки? – интересуюсь.

– Когда проходила опрессовка, у нас все тихо было. Ведь только при запуске отопления в трубы сразу подается горячая вода, поэтому из-за перепадов температуры и давления возможны гидравлические удары. На Краматорской, 6, видимо, произошло именно это.

Тем временем слесари уже сгружали свои нехитрые для них, но хитроватые для нас инструменты. Без лишних слов – а простые мужики-работяги не любители поговорить на общие темы – натаскали из подвала воды, залили карбид, подключили шланги, протянули их вниз, в подвальное помещение.

– С карбидом опасно работать? – спрашиваю.

Муса Байбулатов лишь улыбается. Ольга Петровна отвечает:

– Вы извините, они у нас ребята скромные, но хорошие. Карбид действительно опасен. Но у нас все проходят инструктаж. Без него не разрешаем работать с такими веществами.

Вслед за слесарями спускаемся в подвал.

– Да тут светло! – восклицаю, увидев лампочки на потолке. Обычно слесари по таким помещениям бродят с фонариками.

– Я же говорю: у нас особые сотрудники, – не без гордости подчеркивает Ольга Петровна. – У них каждое рабочее место, если есть такая возможность, обустроено.

Пока беседуем, Федор Чернов замеряет участок розлива, который нужно заменить. И уже через какое-то время на его месте возникает новенькая труба. Остается ее лишь приварить. Хотя это «лишь» затягивается почти на два часа: ведь по трубам уже шла горяченькая, значит, ее остатки нужно слить, чтобы приступить к сварке. Слили – начали варить. Потихоньку откуда-то сверху еще водичка набежала. И опять слесари со сварщиком спускают воду. И опять звенит сварка, и опять отпрыгивают стрелами от трубы блестящие искры.

Пока Байбулатов заваривает швы, у слесарей есть время на перекур, без него никуда. Хорошо, что я надела туфли на плоской подошве. Пока ходила следом за рабочими, точно бы где-нибудь в подвале упала: в некоторых помещениях здесь были когда-то кладовки, которые так невзлюбил госпожнадзор. К стенам прибиты деревянные полки, на полках чего только нет: к примеру, целый ворох полных спичечных коробков.

– Наверное, к войне люди готовились, – шучу.

– И не только к ней, – поддерживает меня Анатолий Петрович, как его называют товарищи. – Велосипеды, банки-склянки, трубы – чего тут только нет. А убирает это все кто? Дворники. Хотя не они складировали…

Тут вдруг позади нас раздается чей-то голос: в подвал спустилась жиличка.

– Теть Рай, что случилось? – спрашивает у нее Никитин.

– Анатолий Петрович, как всегда: опять затопил меня сосед сверху, – пожилая дама жалуется на нерадивого соседушку. – Прошлый раз ночью вода полилась, аварийку вызывали. Сейчас как быть?

– Вызывайте техников, пусть акт составляют, а сосед оплачивает вам ущерб.

С охами-вздохами подалась наверх тетя Рая ждать техников…

– У вас профессия не самая чистая. Почему ее выбрали? – интересуюсь у слесарей.

– Должен же кто-то делать грязную работу, – отвечает Федор Чернов. – Сейчас каждому хочется сидеть в офисе, перебирать бумаги и не марать руки. Но если все пересядут в офис, что будет? Ничего хорошего. А за людей нас не считают по-прежнему. Привык народ, что слесарь – это всегда пьяный мужик, который ничего не делает. Мы вот, к примеру, не пьем, по выходным на природе любим отдыхать с удочками. А труд наш, да, нелегок: то в воде ковыряемся, то в канализации…

– … куда люди бросают все, – ругается Анатолий Петрович. – Чего только не достаем из канализационных стоков, когда их прочищаем: арбузные корки, половые тряпки! А уж туалетной бумаги столько, что на весь город хватит. В рекламе, конечно, рассказывают: мол, растворяется бумага. Нет, все обман, от которого страдаем и мы, и жильцы.

Пока беседуем со слесарями, Муса кропотливо доделывает свою работу. И вот последний штрих – готово!

– Если не рванет, то батареи потеплеют.

Муса складывает свои инструменты, снимает сварочные очки. А Никитин уже направился к бойлеру:
– Будем открывать и молиться, чтоб давление нормально по трубам пошло.

Пошло. Не рвануло. Работа на Краматорской, 6 сделана. Спустились мы в этот подвал примерно в половине девятого утра, а теперь на часах почти одиннадцать. Больше двух часов в теплом подвале, а потом – в холод, на улицу. Не заболеть бы. Но сложилось впечатление, что слесари и к таким перепадам привыкли. В мгновение ока вынесли рабочие из подвала шланги, слили воду из бочки с карбидом, Муса установил все на свою тачанку – и бегом в мастерскую. Следом слесари. Правда, по пути их пару раз останавливали жильцы близлежащих домов. У всех один вопрос: тепло дадите?

– К вечеру будет, – отвечал Анатолий Петрович. Или: – Завтра – обязательно.

Вернулись мы в мастерскую в половине двенадцатого, почти к обеду. У слесарей еще оставалось время подточить пару деталей. А после обеда рабочие отправились в дом на проспекте Мира, 7, где установили воздухоотводчики – оборудование новое и очень нужное. С его помощью слесари стравливают воздух из труб, так что сливать воду им не приходится – уже большая экономия.

– Сколько еще заявок успеете сделать за сегодня? – спрашиваю у Силиной.

– Планируем все, – вздыхает мастер. – Но слишком много времени ушло на первый вызов, мы сильно выбились из графика. Постараемся успеть. Надеюсь, скажут люди спасибо.

– И часто благодарят?

– Бывает, слесари еще до мастерской не дошли, а нам уже звонят со словами благодарности. Ради этого и стоит работать, – подытоживает Ольга Петровна.

Людмила Денисова