А начиналось все с «Битлов»

 

Жюри фестиваля «Бабье лето – 2016», который состоялся в парке Строителей, возглавил известный московский музыкант Павел Аксенов.

Он принял участие в творческом концерте и дал орчанам мастер-класс. Еще до официального старта мероприятия мы встретились с Павлом Анатольевичем у палаточного лагеря, разбитого бардами. Музыкант согласился дать «Орской газете» эксклюзивное интервью.

 – Павел Анатольевич, вы впервые на орской земле?

– Да. К вам на «Бабье лето» я приехал в первый раз. Ночевал здесь, на поляне, в палатке, как и многие мои коллеги по цеху. Как иначе? Ведь на фестивали люди приезжают пообщаться в неформальной обстановке. С огромным удовольствием окунулся в родную для меня природу: я родился неподалеку – в Алма-Ате.

 – С чего начиналось ваше творчество?

– Мой отец был художником, немного играл на гитаре. Но он увлекался романсами, которые меня, мальчишку, совершенно не трогали. В 12 лет в пионерском лагере я услышал, как двое ребят играли песни «Битлз». И я загорелся. Приехав домой, взял отцовскую гитару, стал подбирать на слух. Чему-то научили мальчишки, которые уже немного умели играть. Гитара стала для меня всем. В школе я быстро превратился из хорошиста в троечника, потому что думал только о музыке. В шестом классе написал свою первую песню – песню о мире «Мы хотим большими стать». А когда вышел альбом Давида Тухманова «На волне моей памяти», у меня, как выражается молодежь, снесло башню. Там было прекрасное соотношение поэзии и музыки и исполнение замечательное.

После армии (там я попал в инструментальный ансамбль, а затем в военный оркестр) решил поступать в музучилище, но за сочинение получил двойку и меня не приняли. Поступать пытался три года подряд, и на четвертый все-таки поступил. К тому времени я уже год играл в группе, занимаясь по 6 часов в день. Меня без разговоров приняли на бас-гитару.

Если человек чего-то хочет, знает, что это его путь, он обязательно своего добьется. Как росток, который закатывают в асфальт, а он все равно находит трещину, чтобы пробиться.

 

– Вы лауреат многочисленных фестивалей, в том числе и знаменитой «Грушинки» – своеобразного «Оскара» для бардов. Какой песней поразили тамошнее жюри, известной многим юмористической «Титикакой»?

– Нет, с «Титикакой» я не то что лауреатом не стал бы, даже отбор наверняка бы не прошел (Смеется). Эту песню на Грушинском фестивале я исполнял позже, на концерте. А тогда, это было в 2002 году, вышел на сцену с «Мелодекламацией» на стихи Дона-Аминадо. Правда, ее сейчас не пою. Мне куда больше нравится исполнять недавно написанные песни – они ближе по духу, по настроению.

А что касается «Титикаки», сначала появилась музыка – чукотский джаз, а уже потом под нее Отто Вайскопф написал стихи.

 

– А сам вы пишете стихи?

– Я люблю хорошую поэзию. Я не из тех, кого устроит примитивная рифмовка типа «я пришел и ушел, потом снова пришел…» Сам пишу стихи чаще от безысходности, когда к музыке очень хочется поскорее подобрать слова. Но предпочитаю работать с чужими стихотворениями: Есенина, Бунина и других поэтов, в том числе и современников.

 

– Авторская песня в свое время была своеобразной отдушиной, формой протеста удушливому застою, глотком свежего воздуха и искренности. Что сегодня происходит с бардовской песней?

– Бардовская песня – это постоянный поиск, а не застывшая форма. Она должна развиваться. Хорошему тексту нужна хорошая музыка, которая соответствует времени, настроениям. Бардовская песня меняется. Да, сейчас она не та, что 20 лет назад, но от этого не стала хуже. Есть люди, которые очень ревностно относятся ко всем переменам и не могут их принять. Некоторые визбороведы не любят, когда песни Визбора я исполняю по-своему. Но это нормально. Каждый музыкант может и должен привнести что-то свое. У каждого из нас свое видение, свой почерк.

 

– Какую музыку вы любите слушать?

– Я не слушаю постоянно авторскую песню, хотя есть немало исполнителей, которые мне нравятся: к примеру, Сергей Никитин. Больше люблю джаз, и сам сочиняю преимущественно в джазовой манере. Джазовые аккорды позволяют украсить мелодию, добавить в нее колорит, создать образ. Мой отец писал красками, а я рисую музыкой.

 

– А как вы относитесь к современной эстраде?

– Современная эстрада – либо сплошной минор, либо навязчивый мажор, а мелодии и образа нет. Что сказать? Голоса у исполнителей слабые. У нас есть люди с хорошими голосами; они появляются в телешоу, таких, как «Голос», мы слышим качественное исполнение. Но что они поют? Старые песни! Наша молодежь, к сожалению, обделена хорошей современной музыкой. Вот почему сегодня авторскую песню можно считать спасением: здесь есть хорошая поэзия, можно встретить и настоящую музыку.

 

Расскажите немного о своей семье.

– Она небольшая: 15-летний сын и я. К сожалению, 11 лет назад моя супруга погибла. Это стало для меня огромной потерей… Сын мой тоже немного играет на гитаре, поет Цоя, но больше увлекается рок-музыкой. Я не навязываю ему свои вкусовые пристрастия, каждому свое.

 

– О чем вы мечтаете?

Чтобы моя жизнь стала еще более яркой и насыщенной, в том числе и в личном плане. А еще мне очень хочется увидеть океан.

 

Справка ОГ:

Павел Аксенов родился 23 января 1963 года в городе Алма-Ате (Казахстан). Закончил Алма-атинское музыкальное училище, музыкант, преподаватель игры на гитаре. Играет на 6-струнной и бас-гитаре. Им написано более 200 песен на стихи Б. Кенжеева, И. Бродского, О. Чухонцева, Л. Мартынова, А. Тарковского. Лауреат алма-атинского фестиваля «Поющие горы – 2001», астанинского фестиваля «АП» (2001), Грушинского фестиваля (2003) и фестиваля «ПетАккорд» (2002).

Людмила Светушкова