Как развивалась социальная служба в Орске

Работа в социальной службе требует особых личностных и профессиональных качеств: сердечности, трудолюбия, готовности всегда оказать поддержку. В этой сфере очень многое зависит от человека и его подхода к работе. Накануне 100-летия социальной службы России мы пообщались с Жанной Дубининой, которая стояла у истоков развития социальной структуры Орска, под ее началом организовывались центры помощи и формировалась нормативная база.

– Жанна Анатольевна, когда сложнее было заниматься социальной политикой?

– В самые сложные, 90-е годы, когда в социальной защите нуждалось почти все население страны, и начиналось зарождение структуры социальной защиты в Орске. Тогда не только пенсионеры, сироты, одинокие и потерявшие трудоспособность люди нуждались в поддержке – как материальной, так и психологической. Очень многие были сокращены с работы, зарплаты… Да что зарплаты – пенсии не платились месяцами! Вот уж когда было сложно.

 

– Чем вы могли помочь в таких ситуациях?

– Психологически было очень сложно. Приходилось ведь людей успокаивать и искать способы оказания помощи. Обращались за гуманитарной помощью к предприятиям, которые более-менее стабильно работали и могли как-то помогать. Шла гуманитарная помощь на федеральном уровне: к нам приходили вещи и продукты питания. Руководство ощущало, что надо как-то снимать социальную напряженность, поэтому мы и начали заниматься созданием структуры. Отдел социальной защиты при администрации города – это чисто административное образование, но нам приходилось самим заниматься распределением и выделением. Мы определяли степень нуждаемости семьи, смотрели, кому какую помощь оказать, в каком объеме… Напряженность снизить удавалось с трудом.

 

– Люди от безысходности выходили на многотысячные пикеты…

– В Орске был случай – прошел пикет из женщин с детьми, которым не выплачивались детские пособия. Глава города подключился, и пособия начали выдавать продуктами питания. Тогда ведь бартер процветал: вы нам – станки, а мы вам – колбасу. Вот в такой сложной ситуации и начинали работать. Страшно вспомнить! Тяжелое было время. И, понятно, что отдел из 10-12 человек не в силах был сдержать эту волну.

2005 год. Начальник управления социальной защиты Орска Жанна Дубинина

– В советские времена ведь были отделы социального обеспечения?

– Три района – три собеса. При них были отделы социального обслуживания, которые обслуживали стариков одиноких. И мы начали формировать структуру, которая будет работать с различными видами социального неблагополучия и с разными категориями населения. Был создан Центр социального обслуживания, в который вошли уже три отдела соцобслуживания. Отделы имели свою структуру в районах, у них были отработаны формы помощи населению. Тогда был создан Фонд социальной поддержки населения, то есть финансовый орган. Из фонда оказывали людям не только натуральную, но и материальную помощь.

 

– Бюджетное финансирование в те времена было очень скудное. Многие помнят, что деньги обесценивались еще до того, как люди получали зарплату. Как выживали центры? Не говоря уже о тех структурах, которые были созданы после.

– Социально-реабилитационный центр для несовершеннолетних «Росток» разместился в бывшем детском саду. Тогда предприятия активно сбрасывали с себя социальную нагрузку и избавлялись от санаториев-профилакториев, домов культуры, а также от детсадов. Вот и нашлось место для детей, которые оказались между детским домом и положением без попечения родителей. После «Ростка» был создан Центр социальной помощи семье и детям, затем – социально-реабилитационный центр «Родничок» и Центр психолого-педагогической помощи на Чернышева. Самым последним появился социально-оздоровительный центр для пожилых людей «Заря». Когда в Орске появилась структура, а это случилось года через два, отдел преобразовали в управление и я заняла должность начальника управления. Самое интересное: когда мы создавались, ведь никакой нормативной базы не было! Нам приходилось ее создавать на ходу. Очень большая работа была проделана.

 

– Сейчас многие центры закрыты. Получается, необходимостm в них отпала?

– Оптимизация прошла металлической метлой по системе социальной защиты. Все городские структуры в виде небольших подразделений вошли во вновь созданный Комплексный центр социального обслуживания. На мой взгляд, вся помощь остается востребованной по сей день. Структура социальной защиты города создавалась под потребности, а вал социальных проблем никуда не делся. И решением вопросов нужно заниматься регулярно, на плановой основе, на программной основе. Так, в свое время мы предлагали сделать социальный патронаж. Как только родился ребенок, соответствующие службы должны получить сигнал и начать патронирование. Если семья благополучная – не надоедайте. Но если увидели, что семья нуждается – или материально, или какая-то психологическая проблема – начинайте патронировать. Чтобы ребенок не оказался в таком положении, как у нас было в 90-х годах – ребенок вырос в коробке под кроватью. Когда мы выявили такую семью, у наших видавших виды социальных работников волосы на голове встали дыбом! Ребенок до трех лет не видел дневного света, не умел ходить…

– В сегодняшних условиях нужно не просто сохранить детскую жизнь, а довести ребенка в социальном благополучии до взрослой жизни…

– Это одна из бед нашего государства – ребенок вырастает в социальной среде, ходит в школу, заканчивает высшие учебные заведения, но к реальной жизни он не готов. Он не получает гражданского и семейного образования, не знает, что такое нотариат, не умеет вести хозяйство. И зачастую, когда – пусть даже старше 18 лет – молодой человек остается один на один с юридическими и хозяйственными вопросами, он становится беспомощным. Дети-сироты теряют квартиры или их отбирают за долги. На мой взгляд, пусть ребенок не знает, как движутся муссоны, но пусть знает Гражданский кодекс.

 

– В настоящее время вы руководите общественной приемной губернатора Оренбургской области Юрия Берга. Много приходится решать социальных вопросов?

– Они есть, но очень многие обращаются за консультациями по правовым вопросам, по проблемам коммунального хозяйства. Так, велико количество обращений по той же льготе на капремонт для льготных категорий граждан. Те, кому за 80 лет, просто не платили за капитальный ремонт, поскольку прочитали, что они освобождаются от оплаты. Нельзя социальную информацию подавать как рекламу. Людям нужно объяснять механизмы получения льгот.

И таких случаев много, когда льготники, недопоняв, остаются с низкой пенсией и большими долгами. Поворот государства к человеку и его потребностям, воплотившийся в последние десятилетия в ряде приоритетных национальных проектов, еще более повышает роль социальных служб и их работников в современном обществе. Я поздравляю своих коллег с этой датой! Здоровья всем и благополучия!

Татьяна Петрова,

главный редактор