«Взрыв» в мозге

На помощь есть четыре с половиной часа

Мы все куда-то бежим, торопимся, подчас забывая о том, как важно беречь свое здоровье. А ведь где тонко, там и рвется. Диагноз «инсульт» звучит как гром среди ясного неба. И хорошо, если сам человек или окружающие поняли, что происходит. Ведь именно от того, насколько быстро и грамотно оказана помощь, зависит, будет ли человек жить и как.

С тех пор как 5 лет назад в Орске на базе городской больницы № 4 было организовано первичное сосудистое отделение, в городе изменились подходы к оказанию помощи больным с инсультами, что значительно снизило смертность и уменьшило инвалидизацию пациентов.

– В круглосуточном режиме, минуя приемный покой, пациенты с острым коронарным синдромом и острым нарушением мозгового кровообращения поступают к нам, – говорит заведующая первичным сосудистым отделением Светлана Матвеева. – При помощи компьютерной томографии (а при необходимости и МРТ) оперативно проводим диагностику и подбираем тактику лечения.

Светлана Геннадьевна проводит нас к специалистам, которые ежедневно помогают больным с инсультами возвращаться к нормальной жизни.

 

Кривая улыбка? Вызывайте скорую

– Чем раньше начнется лечение, тем больше у больного шансов на восстановление, – отмечает заведующая неврологическим отделением Ольга Музычко. – В чем смысл организации первичных сосудистых отделений? В том, чтобы успеть глобально помочь человеку не позже 4,5 часа, в период «терапевтического окна». В это время необходимо ввести препарат, который растворяет тромб, что зачастую позволяет не допустить развития тяжелой степени заболевания, а иногда и вовсе приводит к его регрессу. Вот почему при появлении первых симптомов: слабость в правых или левых конечностях, опущение одного угла рта, нарушение речи – надо сразу же вызывать скорую помощь. Если человек будет сидеть и ждать улучшений, можно упустить драгоценное время.

Ольга Владимировна отмечает, что инсульт (острое нарушение мозгового кровообращения) – это синдром, который возникает как исход многих тяжелых заболеваний. На первом месте идет артериальная гипертония. На втором – церебральный атеросклероз. Далее – сахарный диабет. Еще опаснее их сочетания. Как правило, инсульты возникают у тех, кто не принимает гипотензивные препараты.

– Часто от людей можно услышать, что 150-160 – это рабочее давление, а значит, лекарства принимать не нужно. Это так? – интересуемся у невролога.

– Это серьезное заблуждение, – говорит Ольга Музычко. – Понятия «рабочее давление» не существует. Гипертоническая болезнь может возникать на фоне многих факторов. Один из ведущих – нарушение функции почек. Вырабатывается так называемый рениновый фактор, который поддерживает постоянно высокое давление. Поэтому неправильно, когда больные принимают препараты только при его подъеме. Основная задача – не допускать повышения. Когда давление высокое, сосуд рвется, как труба, и возникает инсульт. А последствия могут быть очень серьезными. Это параличи, нарушения речи. Человек становится неконтактен, неработоспособен. Возникает ранняя инвалидизация II, а то и I группы, когда человек нуждается в уходе, как маленький ребенок. Это тяжело и для него самого, и для близких.

 

Наследственность имеет значение

На вопрос, почему же кто-то до старости живет с верхним давлением в 180-200 единиц, а у кого-то при гораздо более низких показателях происходит инсульт, Ольга Владимировна отвечает: большую роль играет наследственность. К примеру, самым молодым пациентом с инсультом в отделении стал 24-летний парень, чей отец к 40 годам перенес 3 инсульта. Сегодня не редкость, когда инсульты возникают у 40-летних.

Нет, совсем не обязательно наследственный фактор проявит себя, но зная об этом, лучше поберечься. Совсем нелишне раз в три года пройти диспансеризацию, на которой могут выявить факторы риска. А если уж проблемы с давлением дали о себе знать – не стоит пренебрегать лечением.

Ежегодно в Орске случается 1100-1200 инсультов. Результаты лечения зависят как от своевременности оказания помощи, так и от степени поражения мозга, изношенности организма и имеющихся хронических заболеваний. Весьма существенным фактором, впрочем, становится и реабилитация.

 

Движение – даже без сознания

– Реабилитация пациентов с инсультом сегодня начинается с первых часов, – объясняет член реабилитационной бригады первичного сосудистого отделения, врач ЛФК Людмила Карпова. – Если раньше к ней приступали спустя несколько недель с момента стабилизации состояния, сегодня тактика иная. Она нацелена на то, чтобы больной с первых минут не был выключен из жизни. Мультидисциплинарная бригада, куда входят реаниматолог, невролог, логопед, кинезиолог (врач ЛФК), физиотерапевт, определяет, как можно помочь пациенту. Даже если он поступает без сознания, важно правильно его уложить. Нахождение человека без движения более 10 часов ведет к нарушению функций сердечно-сосудистой системы, а потому важна вертикализация. Мы приподнимаем головной конец, создаем согнутое или полусогнутое положение нижних конечностей, двигаем ими за человека, чтобы кровь перемещалась по сосудам. Это пассивные методы реабилитации. Когда больной приходит в себя, начинает двигаться, подключаем пассивно-активные и активные методы. При помощи онтогенетической гимнастики помогаем пациенту с нуля пройти путь развития ребенка. Когда больного переводят из реанимации в отделение, показываем родственникам, как перевернуть больного, как правильно с ним заниматься. Ведь не все зависит от лекарств!

Сегодня реабилитологи используют самые разные методики. Есть и такие, в ходе которых человек делает определенные движения здоровой конечностью, представляя, что выполняет то же самое и больной. Кажется фантастикой, но такие действия способны включить некоторые очаги мозга, отвечающие за парализованные участки.

Большую роль играет работа психолога, логопеда, проведение физиопроцедур, а также правильное поведение родственников. Своей заботой они не должны дать человеку почувствовать себя в чем-то ущербным. Наоборот, их задача – помочь максимально восстановить утраченные функции.

– Конечно же, реабилитация должна продолжаться и после того, как человек выписан из больницы, – говорит Людмила Николаевна. – Но здесь возникает проблема. Если тяжелых больных отправляют в реабилитационный центр в Оренбург, то тех, кто быстрее идет на поправку, просто выписывают домой.

Казалось бы, теперь им должны помочь в поликлинике по месту жительства. Но, увы, в поликлиниках нет кабинетов ЛФК, нет логопедов. Раньше реабилитацию можно было продолжить в профилакториях, но сейчас такая работа практически не ведется.

– Не всегда родственники могут понять, что делать дальше, и мы не можем расписать им схему реабилитации, не зная заранее, как пойдет прогресс, – отмечает Людмила Карпова. – Порой люди мышечную спастику принимают за улучшения, а эффект получается обратным.

Специалистов первичного сосудистого центра очень беспокоит вопрос дальнейшей реабилитации пациентов. Ведь только при грамотном комплексном подходе их старания и действия по самым современным методикам увенчаются успехом.

А еще специалисты знают, как важно для человека, перенесшего инсульт, не допустить повторения «взрыва». А потому настойчиво рекомендуют следовать предписаниям врачей и следить за артериальным давлением.

Людмила Светушкова,

выпускающий редактор